По главной улице с оркестром!

19Словарь Ушакова трактует значение слова «филармония» как «музыкальное общество, учреждение, ставящее себе задачей организацию концертов и пропаганду музыкального искусства». Соответствует ли этой трактовке наш тверской храм музыки? Об этом корреспондент «ВТ» поговорил с художественным руководителем Тверской академической филармонии, почетным работником культуры и искусства Тверской области, главным дирижером Губернаторского камерного оркестра «Российская камерата», камерного хора «Русский партес» Андреем Кружковым.

— Я руковожу оркестром и хором двенадцать лет, – говорит Андрей Кружков. – Конечно же, я могу сказать, что значит для такого города, как Тверь, иметь свой оркестр и хор. Но сначала поговорим конкретно о том, что такое филармония для нашего города, который является областным центром. Конечно, это центр музыкальной культуры. В каждом большом городе предусматривается наличие такой организации, которая должна притягивать к себе людей с целью духовно-нравственного воспитания.

– Фактически филармония становилась статусным атрибутом? И эта статусность – достояние советских времен, доставшаяся нам в наследство?

– В том числе, конечно. Только в советские времена филармонии работали по-другому. С тех пор произошло множество изменений. Многие из них претерпели реорганизацию, оптимизацию и сейчас называются культурно-досуговыми центрами.

– В советское время, насколько мне известно, проведение концертов и фестивалей было их единственной функцией?

– Совершенно верно. И традиция проведения фестивалей стала возрождаться. Это одна из функций филармонии – показать зрителю приезжих музыкантов различных стилей и направлений, в том числе и академического. Но мне хотелось бы поговорить о втором направлении – творческом. Сегодня наличие своей труппы в филармонии – единичные случаи. То, что у нас есть свой хор и камерный оркестр, отличает нас от многих концертных организаций страны, ставит нас в один ряд с ведущими филармониями – такими как Питерская, Московская и Ярославская. Это не значит, что в других городах нет своих певцов и инструменталистов, но все это еще не коллектив, не хор и не оркестр. Наличие их – это совершенно другой уровень, другая жизнь, другие программы. У нас оркестр камерный, но, по сути, он выполняет все функции симфонического оркестра. Хочется соответствовать высокому званию «академическая», которое носит наше учреждение. Таких филармоний по всей России, если не ошибаюсь, пять.

19 (5)

– А за какие заслуги мы получили это звание?

– Немного истории. В этом году филармония празднует свое 80-летие. В 1936 году была учреждена концертная организация и был создан свой симфонический оркестр. Просуществовал он до войны. Многие музыканты ушли на фронт. После войны оркестр еще некоторое время существовал, но впоследствии, естественно, возникли проблемы с кадрами. Тверь лишилась симфонического оркестра. Конечно, оркестры в городе были. Был духовой оркестр, а при музыкальном училище даже свой симфонический. Однако они не были профессиональными коллективами.

– А откуда в Твери взяться музыкантам высокого уровня? У нас ведь нет высшего музыкального учебного заведения?

– Это очень важный вопрос, но он невольно возвращает нас к истории. В 2015 году нашему оркестру исполнилось 25 лет, а хору 25 лет исполнилось в 2014 году. Оба коллектива были созданы в девяностых годах. Но что это были за коллективы? И хор, и оркестр были московские. Они были просто приписаны к нашей филармонии. Так и продолжалось до начала двухтысячных годов. Да, музыканты приезжали, выступали, при этом коллективы были достаточно известны не только в России, но и во всем мире! «Российскую камерату» возглавлял народный артист России Вячеслав Трушин, а Игорь Журавленко, заслуженный артист России, руководил хором. Иметь же чужих музыкантов, даже высокого уровня…

– Все равно что легионеров в спорте? Это не патриоты, они в любой момент могут уйти?

– Да. И вот тут встает вопрос о местных талантливых музыкантах. Они есть. Но они уезжают в другие города, где есть высшие учебные музыкальные заведения и… остаются в этих городах или уезжают за границу. Печальная тенденция.

19 (4)

– А были потери, о которых можно сожалеть? Я о тверских музыкальных самородках.

– Есть. Юрий Дашевский играет в «Виртуозах Москвы». Григорий Чекмарев – в знаменитом Пермском симфоническом оркестре. Есть наши и в оркестре Светланова. Талантиливых ребят у нас было много, и все они учились в нашем музыкальном училище (ныне колледже). Но сегодня ситуация меняется. Дочка известного музыканта Степана Мильтоняна, который воспитывал эти таланты и создал здесь свою школу, вернулась в Тверь и теперь играет в «Российской камерате». Так вот, возвращаясь опять к истории, это стало возможным благодаря реорганизации коллективов в 2003-2004 годах, в результате которой оркестр и хор стали базироваться непосредственно в Твери. Более того, к нам пришло и настоящее признание на самом высоком уровне. Например, совсем недавно, мы – Губернаторский камерный хор «Русский партес» – получили приглашение от самого маэстро Валерия Гергиева принять участие в юбилейном «Московском Пасхальном фестивале». Для нас это большая честь! Ведь в фестивале регионы практически не представлены. Только Москва, Питер и зарубежные коллективы. Два концерта в Москве и один в Ростове Великом (8, 9 и 10 мая). Мы прошли сложнейший конкурсный отбор, и это наша большая победа! К ней мы стремились долгие годы.

– А сегодня в ваших коллективах есть вакансии?

19 (2)

– Нет. Открыться может разве что в случае декретного отпуска…  Далось все это непросто. Пришлось решать множество бытовых проблем. У нас сегодня «международный» оркестр. Собраны музыканты практически со всей России. Москва, Питер, Нижний Новгород, Воронеж. Есть даже из белорусского города Гродно. Недавно приехала замечательная пара из Узбекистана. Но теперь они все тверские. С хором было немного проще. В основном это представители нашей же области. Прежде чем принимать кого-то в коллектив, долго беседуем. Если для человека Тверь – всего лишь промежуточная площадка, даже в том случае, если это высокопрофессиональный музыкант, не берем.

– То есть сейчас вы вполне конкурентоспособны? И на «Пасхальном фестивале», который по существу является «смотринами» талантов, можете засветиться и получить хорошие приглашения?

– Это вполне реально. Обычно так и происходит. И для нас это очень важно.

– А почему бы вам не давать множество концертов у нас в городе для того, чтобы потихоньку завоевать местного зрителя?

– Вы, видимо, мало осведомлены о нашем графике. У нас гастроли по области, России, есть и зарубежные гастроли. В год филармония дает порядка 270 концертов. По мере возможности мы расширяем свою зрительскую аудиторию. Нам очень хочется, чтобы к нам на концерты приходила молодежь.

– Приходит?

– Да. Далеко не в последнюю очередь на этом факте сказывается и ценовая политика. Нам, музыкантам, важно, чтобы зал был полон.

– По поводу цен не могу не согласиться – они очень демократичны.

– Более того, «Российская камерата» уже третий год имеет свой персональный абонемент – «Камерата +». Никогда прежде ничего подобного не было. Абонемент пользуется большой популярностью, а значит, то направление, которое называется духовно-нравственным, нами выполняется. Мы стараемся разнообразить наши программы: от классики и джаза до хорошей эстрадной музыки. Есть концерты и современной классической музыки. Проводим мы и круглые столы с общественными организациями, дабы лучше понять, что же нужно зрителю. В основном они представляют молодежь. Проводим мы и просветительские концерты.

– Государство помогает?

– Мы – государственное бюджетное учреждение. Получаем. Конечно, не столько, сколько хотелось бы. К счастью, у филармонии появились партнеры. И это очень отрадно. Значит, есть и у нас люди, которые понимают, что культуре нужно помогать.

– За все эти заслуги филармония получила звание «академическая»?

– 25 лет назад в филармонии был установлен орган (кстати, последний в Советском Союзе). И в этом огромная заслуга Гарри Яковлевича Гродберга. Была проведена основательная реконструкция здания, плюс были созданы хор и оркестр, о которых я вам уже рассказал. Это что-то вроде необходимого пакета для получения высокого звания. Но самое главное, это высокий профессиональный уровень всех коллективов и солистов филармонии, которые за последние годы добились в своем деле небывалых высот.

– А значит, это позволяет быть настоящим центром культуры города и области?

– Для этого и существует филармония.

 Андрей ВАРТИКОВ

 
Статья прочитана 206 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Телефон: (4822) 41-56-53