Пушкинский случай. Современный взгляд: «Солнце русской поэзии» сегодня не закатилось бы после дуэли

Патриарх советской хирургии академик Борис Васильевич Петровский еще в 1983 г. отмечал, что «следует возвращаться к проблемам, связанным с лечением выдающихся людей, память о которых живет в сердце народа». Поэтому история смертельного ранения Александра Сергеевича Пушкина, 217-ю годовщину со дня рождения которого в начале этой недели отмечала вся Россия, не раз становилась предметом оживленных споров литераторов, ученых, медиков. Так что бы сказал современный врач о пушкинском случае, как бы описал состояние и какое лечение провел бы великому поэту? Для начала разберемся, каков был характер его ранения.

8-верх пушкин дуэль

 

Как стреляли

в Пушкина

Поскольку, как следует из описания хода поединка, к моменту выстрела Александр Сергеевич еще не закончил классический полуоборот, его рука с пистолетом была вытянута вперед. Поэтому его правый бок и низ живота оказались уязвимы для пули, что и обусловило ход раневого канала. По воспоминаниям пушкинского секунданта Данзаса на месте дуэли из раны Пушкина обильно лилась кровь, она пропитала одежду и окрасила снег. Поначалу раненый поэт потерял сознание, отмечались бледность лица, кистей рук, расширение зрачков. Затем Пушкин пришел в сознание, но в момент его транспортировки периодически впадал в обморок.

К вечеру того же дня Пушкина привезли домой на Мойку, 12. Прибывшие по просьбе Данзаса профессор акушер Шольц и хирург К.К. Зандлер осмотрели раненого и констатировали существенную для него опасность ранения. Чуть позднее был оценен объем кровопотери, который, по расчетам врача Ш.И. Удермана, составил около 2000 мл, или 40% всего объема циркулирующей в организме крови.

Через несколько часов тяжело раненого поэта посетили срочно приглашенные лейб-медик Н.Ф. Арендт и домашний доктор семьи Пушкиных И.Т. Спасский. Потом в лечении раненого Пушкина принимали участие многие врачи, однако негласно именно Арендт, как наиболее авторитетный среди них, руководил лечением. Он выбрал консервативную тактику лечения раненого. Никто не предложил оперировать, никто не попытался сам взять в руки нож. Что для уровня развития медицины того времени было вполне естественным решением: в 30-х годах XIX века раненных в живот не оперировали. Ведь тогдашняя наука еще не знала асептики и антисептики, наркоза, лучей Рентгена, антибиотиков и многого другого.

Как лечили

Пушкина

В первый вечер и ночь после ранения все лечение заключалось в холодном питье и в прикладывании примочек со льдом к животу. Этими простейшими средствами доктора пытались уменьшить кровотечение. К утру следующего дня боль в животе усилилась настолько, что терпеть ее было уже невмоготу. Арендт при осмотре раненого нашел явные признаки перитонита и, как было принято в то время, назначил тому клизму, чтобы «облегчить и опростать кишки». После клизмы состояние ухудшилось, интенсивность боли возросла, тело покрылось холодным потом. Пушкин с трудом сдерживался, чтобы не закричать, и только испускал стоны. В дальнейшем он в течение всего утра отказывался от любых предлагаемых лечебных пособий. Днем состояние раненого оставалось тяжелым. Сохранялись брюшные боли и вздутие живота.

После приема экстракта белены и каломеля (ртутного слабительного) облегчения не наступило. Наконец около 12 часов по назначению Арендта дали в качестве обезболивающего капли с опием, после чего Александру Сергеевичу сразу стало лучше. Интенсивность боли значительно уменьшилась. Но к 18 часам отмечено новое ухудшение состояния. Появилась лихорадка. Пульс достигал 120 ударов в минуту. Боли в животе усилились. Живот вновь вздуло. Для борьбы с развившимся перитонитом доктора Даль и Спасский поставили на живот 25 пиявок. Что по расчетам увеличило кровопотерю еще на 0,5 литра. Но тем не менее тактика лечения осталась неизменной: раненому по прежнему давали лавровишневую воду, каломель и опий. Следующим утром его состояние стало критическим, и в 14 часов 45 минут 29 января 1837 года Пушкин умер.

 

8-низ Пушкин

Что было бы сегодня

А теперь посмотрим на ход процессов диагностики и лечения раненого Пушкина с точки зрения современной российской медицины. Как если бы это случилось в наши дни где-нибудь на окраине Твери и на место происшествия была бы вызвана бригада «скорой» с Тверской станции СМП, и как ему бы оказали помощь в Тверской БСМП (бывшая г/б №4).

Так, причиной развития молниеносного сепсиса, следует считать наличие инфицированной и не дренированной огнестрельной раны области таза с неудаленным инородным телом. Плюс начинающийся остеомиелит подвздошной и крестцовой костей, флебит тазовых вен. Сепсис развился на фоне тяжелейшей постгеморрагической анемии, явившейся результатом невосполненной массивной кровопотери; он привел к полиорганной, прежде всего сердечно-сосудистой и дыхательной, недостаточности.

При таком огнестрельном ранении нижнего этажа брюшной полости и таза необходимо было оказать следующую первую медицинскую помощь на месте происшествия: наложение асептической повязки, введение обезболивающих и кровоостанавливающих средств.

Эвакуацию раненого следует проводить немедленно в хирургическое отделение городской больницы скорой медицинской помощи в оборудованном санитарном транспорте в лежачем положении на носилках. В пути раненому следует вводить внутривенно заменители плазмы крови и противошоковые средства.

В хирургическом стационаре необходимо выполнить срочное обследование, обязательно включающее, наряду с другими методами, рентгенографию и ультразвуковое исследование с целью локализовать инородное тело и определить наличие и характер повреждений окружающих раневой канал органов.

После короткой предоперационной подготовки нужно оперировать больного под общим обезболиванием (наркозом). Вскрыть нижним срединным разрезом брюшную полость, эвакуировать из нее выпот и кровь, резецировать (иссечь) участок тонкой кишки, содержащий ушибленное место, восстановить непрерывность кишечной трубки, сшив друг с другом концы рассеченной кишки, широко рассечь раневой канал, удалить пулю, множественные осколки подвздошной и крестцовой кости и другие инородные тела, остановить кровотечение из поврежденных сосудов, санировать и дренировать брюшную полость и малый таз.

Кровопотеря должна быть восполнена переливанием крови и препаратов — заменителей плазмы крови. После операции необходима интенсивная терапия в условиях реанимационного отделения, включающая внутривенное, капельное введение растворов, антибиотики, стимуляторы иммунитета, ультрафиолетовое облучение крови и другие средства и способы.

При выполнении в полном объеме указанных мероприятий смертельный исход, в связи с тяжестью ранения, мог бы все равно наступить, однако шансы на выздоровление составили бы не менее 80%. Однако всемирно известный русский поэт жил в совсем иное время, и по меркам медицины XIX века лечение назначали абсолютно правильно. Несмотря на многочисленную критику со стороны уже более поздних исследователей. Поэтому спасти жизнь на том этапе времени было практически невозможно…

Приведем записку о результатах вскрытия, которую написал по памяти и в дальнейшем опубликовал Владимир Иванович Даль, участвовавший в процессе вскрытия:

– По вскрытии брюшной полости все кишки оказались сильно воспаленными; в одном только месте, величиною с грош, тонкие кишки были поражены гангреной. В брюшной полости нашлось не менее фунта черной, запекшейся крови, вероятно, из перебитой бедренной вены. По окружности большого таза, с правой стороны, найдено было множество небольших осколков кости, а, наконец, и нижняя часть крестцовой кости была раздроблена.

По направлению пули надобно заключать, что убитый стоял боком, вполоборота и направление выстрела было несколько сверху вниз. Пуля пробила общие покровы живота в двух дюймах от верхней, передней оконечности подвздошной кости (ossis iliaci dextri) правой стороны, потом шла, скользя по окружности большого таза, сверху вниз, и, встретив сопротивление в крестцовой кости, раздробила ее и засела где­нибудь поблизости. Время и обстоятельства не позволили продолжать подробнейших розысканий.

Каковым же следует считать качество вскрытия, если даже не нашли ранившую поэта пулю, которая на 99,9 процентов осталась в ране? Ничего нельзя сказать также и о состоянии других органов: легких, сердца, селезенки. А это может значить лишь одно — отсутствие осмотра. Вероятно, аутопсия получилась поверхностной и неполной — вскрыли только брюшную полость.

 

Посмертный диагноз поэта мог бы выглядеть в устах современного врача примерно так:

– Огнестрельное проникающее слепое ранение нижней части живота и таза. Многооскольчатые огнестрельные инфицированные переломы правой подвздошной и крестцовой костей с начинающимся остеомиелитом. Травматогенный диффузный перитонит. Гангрена участка стенки тонкой кишки. Инфицированная гематома брюшной полости. Инородное тело (пуля) в области крестца. Флебит тазовых вен. Молниеносный сепсис. Травматический шок. Массивная кровопотеря. Острая постгеморрагическая анемия тяжелой степени. Острая сердечно-­сосудистая и дыхательная недостаточность. Полиорганная недостаточность.

 

Виктор Богданов

 
Статья прочитана 195 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Телефон: (4822) 41-56-53