С небес на сцену

Эдуард Захарук - фото Сергея Борецкого (1)В нашем Театре драмы появился новый актер – Эдуард Захарук. Он уже успел «засветиться» в нескольких спектаклях. И это слово («засветиться») как нельзя лучше подходит для дебютов молодого человека. Очевидно, что у актера есть потенциал, что ему тесно в пока небольших ролях. И главное – видна самоотдача. Любой, даже, казалось бы, самый проходной эпизод он проживает, вынося на сцену историю своего героя.

Впрочем, не только талантливая игра актера заставила меня искать с ним встречи. Эдуард родом из другого города, как мне стало известно, играл в других театрах. Взгляд со стороны всегда любопытен.

— Эдуард, самый банальный вопрос, ответ на который порой несет в себе самую интересную информацию. Что вас привело в профессию?

— Действительно, все истории, которые я знаю сам, указывают на то, что люди в театре оказываются волей случая. Моя история не исключение. По первому образованию я юрист. И в этом нет ничего удивительного. Папа – полковник полиции, мама – майор. Я сам успел послужить оперуполномоченным уголовного розыска. Три года сражался с преступностью в родной Астрахани. Грабежи, разбои, наркотики. Работа моя пришлась ещё на времена милиции. Реформы я не дождался.

— Почему же ушли?

— Не раз попадал в сложные, даже экстремальные ситуации. В меня стреляли, кидали топор, душили.  В какой-то момент я почувствовал, что с меня достаточно. Впрочем, мысли о том, что это не мой путь, давно меня посещали: ведь изначально я поступал на факультет журналистики. Однако отец твёрдо дал понять, что надо идти по его стопам.  Два года на казарменном положении, потом красный диплом, и я продолжил династию. А потом меня призвали в армию, попал в ВДВ.

— С парашютом прыгали?

— Конечно.

— Выталкивали или самостоятельно шагнули?

— Сам. Это все сказки, что кого-то выталкивают. Я в то время был крупнее, килограмм на 10 (улыбается), и всегда, согласно правилам, шёл первым. И если бы струсил я, из-за меня бы посадили весь экипаж.

— Это был довесок к тому экстриму, через который вы прошли, борясь с преступностью. Наверное, для одного человека это и в самом деле много. Желание сменить профессию происходило болезненно?

— Нет. Где-то в глубине души я всегда мечтал быть актёром.

— И все-таки, продолжив династию, вы обязательно должны были столкнуться с обсуждением вашего решения на семейном совете.

— Был скандал! Я только что вернулся из армии и даже начал восстанавливаться на службе. Но тут в моей жизни появилась театральная студия. Отец считал, что это какая-то клоунада. Ерунда, одним словом. Несерьёзная профессия.

 — Но в итоге все-таки смирился?

— Не сразу. Сначала мои театральные видеозарисовки, которые я выложил в интернет, увидел художественный руководитель Драматического театра в Кинешме (Ивановская область. – Прим. ред.) и пригласил меня на пробы, а потом и в труппу.  Меня сразу утвердили на роль Баркалова в спектакле «Блажь» по Островскому с примой театра заслуженной артисткой России Кристиной Теняковой. Первые пять репетиций она кидалась в меня пьесой, но потом сработались.

— Вы играли молодого любовника?

— Именно.

—  Дальше вам предлагали только главные роли?

 — Следующим спектаклем стал «Мой бедный Марат» по Арбузову, на военную тематику, я играл Леонидика. Когда мой отец увидел видеозапись постановки, то сказал, что горд за меня. На этом наши конфликты на тему профессии закончились.

— В труппе Кинешемского театра вы зависть не чувствовали? Гадостей вам не делали? Все-таки молодой человек, без всякого образования…

— Нет. В Кинешемском театре имени А.Н. Островского обстановка такая же теплая, как и в Тверском театре драмы. Многие актёры давали отеческие советы…

— Как дальше складывался ваш актёрский путь?

— После года службы в театре мне пришлось, в силу личных обстоятельств, вернуться в родную Астрахань, там я был принят на службу в Областной драматический театр. Примерно в то же время мне повезло поступить в ГИТИС, в Мастерскую профессора Алексея Блохина, известного театрального актёра и режиссёра.

— Тверь – это тоже случай?

— Да. Мне попалась очень оригинальная  вакансия в интернете: «Тверскому академическому театру драмы требуется ведущий актёр». Позже я узнал, что составлялось оно коллективно. На перспективу. Вчитываюсь: «амплуа – герой-любовник» (улыбается). Географически Тверь мне очень импонировала – рядом с Москвой, где я учусь. Правда, о самом городе я ничего не знал.

— И каковы впечатления? Вам ведь есть с чем сравнивать. Кинешма, Астрахань, уверен, что и в Москве вы не раз посещали театры. Что думаете о Тверском театре драмы после просмотра спектаклей, знакомства с труппой?

 — Впечатления очень яркие. Первый спектакль, который я увидел – «неУДОбные». После Астраханского театра, в репертуаре которого не допускали авангардные пьесы, спектакль показался мне прорывом. Современная драматургия, проникновенная игра…

Если говорить о профессионализме труппы в целом, то все, что я видел из репертуара, на очень высоком уровне. И игра тверских артистов ничуть не хуже столичных. Мне очень понравился спектакль «Господин, который платит». Игра народного артиста России Константина Юченкова просто потрясающая!

— В общем, довольны. Но… ведь бывших десантников не бывает? Не скучаете по экстриму?

— Каждый выход на сцену сродни прыжку с парашютом. Причем не с первым, а вторым. Ты ведь, когда прыгаешь впервые, ничего о прыжке не знаешь. Второй дается гораздо сложнее. Ощущение невесомости, свободного полета описать словами очень сложно. Страшно, волнительно и одновременно восхитительно. Вот и перед каждым выходом на сцену такое же волнение. А когда раздаются аплодисменты… будто парашют раскрылся, можно наслаждаться видом земли с высоты птичьего полета!

— Над какой постановкой в Драматическом театре сейчас идёт работа, заняты ли вы?

Репетиция Вечно живые - фото Сергей Борецкий

— Да, 28 апреля состоится премьера спектакля «Вечно живые».  Колоссальная ответственность, так как спектакль о Великой Отечественной войне, а точнее, о людях, страсти, чувства, пороки и достоинства которых с тех пор не изменились. Я играю роль Марка – музыканта, который не воспринимает войну и убеждён, что создан для искусства. Однако страшное событие, заполняющее все вокруг, заставляет его изменить своим принципам и «выживать». К тому же, Марк попадает из одного любовного треугольника в другой, что приведёт его к колоссальным изменениям.

Роль объёмна, работа над ней очень интересна. Несмотря на внешнюю отрицательность персонажа, я ему сочувствую и по-своему пытаюсь его оправдать.

Параллельно с репетициями осваиваю игру на фортепьяно. Так что предстоит очередной «прыжок»!

Андрей ВАРТИКОВ

Фото Сергея БОРЕЦКОГО и из личного архива Эдуарда Захарука

 
Статья прочитана 445 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Телефон: (4822) 41-56-53