От церкви до «Селигера»

19 (4)Гостиница «Селигер» расположена в самом центре Твери, на улице Советской, ей уже больше восьмидесяти лет. Это старейший отель Твери. Большинство ныне живущих горожан ничего иного на этом месте не видели и не представляют. Однако это не так. До появления «Селигера» на этом месте не менее трех веков стояли православные храмы.

 Не страшны пожары храмам

19 Владимирская церковь, конец XIXвека

В 1806 году в центре старой Твери появилось крупное здание – церковь Владимирской иконы Божией матери. Пять куполов сияли над колоннами, колокольня возвышалась над окрестными невысокими домами на 39 метров. Церковь сразу стала архитектурной доминантой центра Твери. Храм хорошо был виден издалека, даже с противоположного берега Волги. Это была незаурядная постройка.

Вот как описывает Владимирскую церковь краевед, издатель православного журнала «Тверские епархиальные ведомости», протоиерей Василий Владиславлев: «По своей величественности, красоте и художественности архитектурного стиля Владимирская церковь принадлежит к числу замечательнейших в г. Твери построек конца XVIII – начала XIX столетия и свидетельствует о высочайшем развитии вкуса составителей плана ее постройки, к сожалению, оставшихся неизвестными для потомства».

Каменное здание Владимирской церкви заменило собой деревянное, сильно пострадавшее в пожаре 1763 года, уничтожившем деревянную Тверь. В 1768 году церковь восстановили, однако в начале 90-х годов XVIII века она была снесена. Вскоре началось строительство каменного здания Владимирской церкви.

Если мы отмотаем ленту времени на пару веков назад, то увидим на месте нынешнего «Селигера» храм Иоакима и Анны, построенный в XVII веке. По соседству с новым храмом уже стояла деревянная Владимирская церковь. В 1725 году ее уничтожил огонь.

Невзирая на стихийные бедствия, наши предки упорно строили на углу Большой Московской (Миллионной, Советской) улицы и Пятницкого (Владимирского, Студенческого) переулка церковные здания.

В 1861 году церковь была расширена. Это год отмены крепостного права. В честь этого важнейшего для России события на средства купца Уткина был освящен придел во имя Александра Невского.

У Владимирской церкви и предшествующих ему зданий большая славная история. Сотни лет здесь венчались, крестились, исповедовались жители города, их отпевали, провожая в мир иной. Здесь, в частности, венчался участник Отечественной войны 1812 года поэт Федор Глинка.

Отчего пил майор Викторов

19 Миллионная улица_Мариинская гимназия и Владимирская церковь, конец XIX в

В советское время Владимирская церковь разделила судьбу многих других церковных строений. В 1920-е годы храм был закрыт, ценности вывезены, кресты сняты. В 1927 году здание отдали под гараж, затем разместили в нем архив. В 1934 году власть решила уничтожить Владимирскую церковь. Еще стоял на своем месте в начале Советской улицы Спасо-Преображенский собор. Судьба его наверняка была предрешена, но первым пал Владимирский храм. Его взорвали в 1934 году. На следующий год уничтожат Спасо-Преображенский храм.

Когда мы говорим об уничтожении церквей, то обходим вниманием судьбы людей, взрывавших их. Не сами же по себе взлетали на воздух огромные здания! Возможно, взрывники работали вахтовым методом: приехали, взорвали, уехали. В случае с Владимирской церковью можно проследить роль взрыва в судьбе одного из его участников. Майор Иван Васильевич Викторов в 30-е годы ХХ века занимался тем, что взрывал строения. Владимирская церковь была одним из многочисленных его объектов. Майор не мог предположить, что уничтоженная его руками церковь станет его проклятьем.

Вскоре после взрыва Владимирской церкви Викторов женился. Его избранницей стала милая девушка Ольга. Молодая семья поселилась в коммунальной квартире, где родилась дочь. В 1937 году Викторовым несказанно повезло – им выделили небольшую, но отдельную квартиру в доме по улице Вольного Новгорода на углу со Студенческим. Окна квартиры Викторовых выходили на то место, где совсем недавно стояла церковь. Майор смотрел в окно, курил «Беломор», выпивал чекушку. О чем он думал? Что его мучило? Когда началась война, майор Викторов ушел на фронт в первые же дни, но повоевать ему довелось лишь три месяца. В сентябре 1941 года взрывник попал в плен и три страшных года провел в Латвии, в концлагере Саласпилс. Люди рядом с ним умирали каждый день, но Викторов выжил. Немцы сдавали узников покрепче в аренду местным хуторянам, а те кормили пленных, чтобы те могли работать на полях и фермах.

Вернувшись после победы домой, Викторов стал работать часовым мастером в артели «25 лет РККА» и горько, по-черному пил, пропивая не только свою зарплату и пенсию, но и все, что можно из дома. Жена Ольга к тому времени стала известным в Калинине мастером-парикмахером. Она жалела мужа, а дочке объясняла, что папа настрадался в войну и потому пьет. Но только ли война тому виной?

Номер для шпиона

19 Гостиница Селигер_1965

На месте уничтоженной Владимирской церкви советская власть решила построить гостиницу. Строительство велось быстро, и 12 декабря 1936 года здание оригинальной архитектуры распахнуло свои двери для посетителей. Отчего новому объекту жилищно-коммунального хозяйства дали такое название? Озеро Селигер в то время не являлось популярным туристическим объектом, впрочем, и туризма как такового в нынешнем понимании не существовало.

Строительство гостиницы «Селигер» вместе с оборудованием обошлось в один миллион 780 тысяч рублей – огромные тогда деньги! Здесь могло одновременно разместиться до ста постояльцев. Номера были оборудованы ваннами и душем, телефоном, сигнализацией для вызова горничной. Мебель изготовили по спецзаказу в Москве и Ленинграде. Еще лет 10-15 назад, пройдясь по коридорам «Селигера», можно было оценить большой советский стиль, хотя это уже были остатки прежней роскоши.

Да, «Селигер» был комфортабельной гостиницей. Останавливаться здесь предпочитали персоны высокого ранга, в том числе иностранные граждане.

Сотрудники органов безопасности пристально следили за каждым приехавшим в регион иностранцем, заранее подозревая в нем шпиона. Некоторых из них опознавали еще при заселении. Разведчики спрашивали у портье номера с окнами, выходящими на запад или на восток. Такие номера находятся в крыле по Студенческому переулку. Из них удобно наблюдать за пролетающими самолетами Мигаловского аэродрома, что, заходя на посадку, идут курсом как раз с востока на запад. Расположившись с комфортом в своих номерах, иностранцы скрытно, как им казалось, вели фотосъемку, не догадываясь, что сами являются объектами слежки.

Контрразведчики следили за «фотографами» либо из соседнего дома, либо из номеров этажом выше. Дождавшись, когда шпионы отправятся в ресторан, чекисты проникали в номер и засвечивали пленки. Домой те возвращались с безнадежно испорченными фотоматериалами.

Надо ли особо упоминать, что весь персонал гостиницы – горничные, коридорные, портье, администраторы, переводчики являлись штатными или внештатными сотрудниками Комитета госбезопасности?

Ресторан особого назначения

На первом этаже гостиницы «Селигер» располагался одноименный ресторан. В послевоенное время это было популярнейшее в городе место, куда не так просто было зайти вечером! Все столики, как правило, были заняты. Днем было попроще и подешевле, так что пообедать в ресторане могли себе позволить представители творческой интеллигенции Калинина – журналисты, артисты, художники, музыканты, адвокаты и их клиенты. Это было недорого и очень вкусно.

По вечерам в «Селигере» собиралась самая разная публика. В зале располагались по интересам – торговые работники, научные работники, военнослужащие (когда-то в Калинине их было много), командированные жильцы гостиницы, студенты, криминальные деятели с дамами полусвета. Каждый подвид заказывал по потребности и возможностям. Оркестр громко играл модный джаз, парочки кружились возле эстрады. В воздухе висел плотный дым – курить разрешалось прямо в зале.

Обстановка кабака располагала к вольнодумству и правонарушениям. Сами собой возникали мысли о запретной сладкой жизни, некоторые доходили и до воплощения. Например, осенним вечером 1957 года два студента – Лелик Мамаев и Олежка Горбунов, выпив и закусив за столиком «Селигера», задумали завладеть легковым автомобилем-такси марки «Победа», убить водителя, перекрасить кузов, уехать на нем в Таллин, там продать… Полный бред, однако злоумышленники с жаром взялись претворять его, едва выйдя на улицу. Ночь они коротали уже на тюремных нарах. Затем был суд, длительные сроки наказания. Одно хорошо – убить таксиста преступники не сумели.

Летом 1979 года был убит швейцар бара «Селигера» Николай Мелещеня. Поздним вечером он не пропустил в бар сильно пьяного 26-летнего Вадима Дружинина. Ответом стал удар ножом в живот. Работник гостиницы скончался прямо на ступеньках. Убийце дали пятнадцать лет лишения свободы.

Это лишь некоторые происшествия криминального характера, происшедшие в «Селигере», выстроенном на месте взорванного храма. Безусловно, церковь и ресторан – два места противоположных по своей сути. В одном поклоняются богу, во втором в лучшем случае кутят, прожигая жизнь.

В 80-е здесь мог бывать водитель грузовика Михаил Воробьев (Круг), начинающий сочинитель песен. Не здесь ли он задумал свой знаменитейший «Владимирский централ»?

Оградка одна

19 (3)

В двадцать первом веке «Селигер» сохраняет свой профиль. Здесь по-прежнему работает гостиница и пункт питания. Разумеется, и то и другое перестроено с учетом современных требований. Недавно мне довелось побывать в гостиничной части «Селигера». Удивительно, но невзирая на свежий ремонт, дух места сохранился. Здесь строго и прилично, и, как прежде, много постояльцев-военнослужащих.

Я искала, что здесь осталось от прежнего «Селигера», не надеясь встретить останки Владимирской церкви, пока не получила подсказку извне. Это скромная кованая ограда гостиничной территории, расположенная со двора. Несколько обшарпанных секций с узором, более подходящим для ограды сельского кладбища или церкви, чем для респектабельного отеля в центре города. К тому же я хорошо помню, что по Студенческому переулку у «Селигера» было совсем иное ограждение, созвучное деталям его фасада.

Будете проходить мимо, обратите внимание. Ничто не исчезает бесследно.

текст: Марина Шандарова, фото: Марина Шандарова и путеводитель «Калинин»

 
Статья прочитана 413 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Телефон: (4822) 41-56-53