Интерны-­2017: новое испытание для врачей и пациентов?

8-оснНынешние и последующие выпускники медицинских вузов, в том числе и Тверского госмедуниверситета, более не будут проходить обязательное обучение в интернатуре. В прошлом году новшество уже коснулось выпускников стоматфакультета, теперь черед дошел до «лечебников» и педиатров. Есть опасения, что оптимизация интернатуры станет настоящим испытанием для системы общественного здравоохранения страны в целом и нашей Тверской области в частности. Как следствие, это самым естественным образом отразится на пациентах. Более всего, как водится, в сельской местности, но и горожанам, думается, тоже достанется…

Оптимизация, сэр…

Да, интернатура попала в жернова оптимизации системы общественного здравоохранения, которую проводит Минздрав России. Цель у оптимизации одна – сокращение расходов. Отныне те, кто не сумел добиться бюджетного места по целевому обучению в двухгодичной ординатуре, имеют право работать только в первичном звене медицинской помощи.

После окончательной с 2017 года отмены интернатуры получить конкретную специализацию по врачебной профессии и, соответственно, право работать по избранной профессии теперь можно лишь в двухгодичной ординатуре. По целевому назначению на бюджетном месте или за деньги. Те, кто не имеет таких возможностей, могут пойти работать в первичном звене без особых перспектив карьерного и профессионального роста. Или вообще уйти из профессии. Что, кстати, намереваются сделать немало нынешних выпускников.

«Обвала» не будет… пока

Первичное звено – это, в основном, участковые терапевты поликлиник, дефицит которых ощущается по всей стране. В тверских поликлиниках тоже имеется существенный недостаток участковых, но даже он не идет ни в какое сравнение с тем, что творится в районах области. Поэтому, по сути, принудительное заполнение таких вакансий выпускниками медвузов, которым, как считается, деваться будет некуда, в российском Минздраве считают выходом из сложившейся ситуации. Однако так не считают в медицинском сообществе, полагая, что это лишь усугубит ситуацию, как минимум, с качеством медицинской помощи.

Из разговора с бывшим главным кадровиком Минздрава Тверской области Вадимом Лисиным выяснилось, что он тоже разделяет подобные опасения. Вместе с тем, «обвала» в областной системе общественного здравоохранения в нынешнем году он не ожидает. Потому что вместе с нынешними «недоученными» выпускниками-шестикурсниками ТГМУ в лечебные учреждения региона придут еще и те, кто успел, закончив вуз в 2016 году, отучиться в интернатуре, получив первичную специализацию. Это, считает Лисин, в определенной степени сбалансирует ситуацию. А что будет дальше, поживем – увидим.

Пока же понятно следующее. Получить бюджетное место в ординатуре – дело непростое. Для этого нужно либо соответствовать ряду требований, либо заключить с конкретным медучреждением договор на целевое обучение с непременным условием проработать в нем определенный срок. Можно, конечно, получить врачебную специальность за деньги с перспективой трудоустройства либо в госучреждении, либо в частном медцентре. Но это дорого. В ТГМУ, например, два года обучения в ординатуре по той или иной специальности стоит 297 тысяч руб. Для стоматологов и того дороже – 330,1 тысячи рублей. Зато потом – полная свобода выбора!

Ожидания и реальность

В медучреждениях Твери, в общем-то, рассчитывают на врачей-выпускников: дефицит участковых терапевтов есть во всех городских поликлиниках. Шестикурсников ждут, но без особой надежды на то, что они кинутся занимать походящие для них вакансии.

Конечно, имеются и опасения, что «недоученные» кадры окажут негативное влияние на показатели работы поликлиник. Но в таком случае предполагается некое наставничество со стороны более опытных коллег. Насколько оно окажется эффективным, пока не ясно. Ведь в нынешних условиях наставникам не полагается компенсационных выплат за такой непростой труд. Ясно, что и главным врачам, и заведующим поликлиник нововведение существенно прибавит головной боли.

Да и тем, кто придет к ним работать, будет непросто. Беда в том, что многие школьники, когда выбирают профессию, идут не в медицину, а в престижный вуз. Они прекрасно учатся, как правило, получают дипломы с высокими баллами и уходят в отрасль. Дальше происходит встреча с пациентом и оказывается, что папы или мамы, которые могут «решить вопросы», рядом нет, а есть пациент, который остался недоволен качеством лечения и имеет претензии. Встреча с пациентом лицом к лицу бывает очень драматичной. К сожалению, не все к ней готовы, как не всегда готовы к начальным маленьким зарплатам.

Другая проблема в том, что новоиспеченные врачи поступали в медвузы на одних условиях, а оканчивали их – на других. Например, рассмотрим ситуацию, когда поступивший в ТГМУ 6 лет назад абитуриент, хотел продолжить обучение в ординатуре и стать детским эндокринологом. Допустим, что по новым правилам приема в ординатуру он имеет все преимущества для поступления – красный диплом, участие в научной и общественной деятельности, опыт работы в медицинской организации. Однако бюджетных мест по выбранной специальности там просто нет, либо все они распределены между вовремя подсуетившимися «целевиками» и «платниками». Куда идти, куда податься? Такими вопросами сегодня задаются многие.

Что нас всех ждет?

Для молодых врачей, которые несмотря ни на что сохраняют желание остаться в профессии, и открыты сегодня двери тверских поликлиник. Но что их там ждет? Ведь с настолько молодыми и неопытными специалистами администрации этих учреждений пока не сталкивались. Поэтому от них в этом году тоже потребуется особое внимание и терпение. Но многие ли способны на такое, прямо скажем, самопожертвование? Ведь даже после обучения в ординатуре в поликлиники приходили работать единицы молодых специалистов. А чтобы нынешний выпускник чувствовал себя хотя бы относительно комфортно в новой должности, считается, понадобится минимум два года работы. Выдержат ли они столько, большой вопрос.

Ведь ни для кого не секрет, что сегодняшний тип взаимоотношений врача и пациента оставляет желать много лучшего. Врачам, замордованным бумажной, а теперь еще и компьютерной, отчетностью и постоянно меняющимися требованиями начальства, по сути, становится недосуг вникать в тонкости проблем пациента. Те, в свою очередь, натасканные интернетом и телевизором, предъявляют врачу завышенные требования, которые тот не в состоянии (а порой просто не имеет желания) удовлетворить. Отсюда и конфликты, и вопросы к качеству медицинской помощи, и, как следствие, скепсис к нововведениям российского Минздрава. Не знаем, чего ждать на выходе, и боимся, что все это нам еще здорово аукнется…

Виктор БОГДАНОВ

 
Статья прочитана 250 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Телефон: (4822) 41-56-53