Последний адрес Ильи Громогласова

16 (3)Дом номер 5 на тихой улице Медниковской наверняка скоро исчезнет с лица Твери. Ветхое строение с обеих сторон подпирают новые дома. Мещанская слобода, в которую входит старинная Медниковская улица, неизбежно меняет свой облик. Деревянные дома постройки ХIХ века уступают место новостроям века ХХI. У них истории пока нет. А потому обратим внимание на дома хотя и неказистые, но имеющие интересную биографию.

Семья коммерсанта Ежкова

Про дом на Медниковской улице, 5 мне когда-то рассказывала жительница Твери Нина Ивановна Мазепова, урожденная Ежкова. В этом доме семья Ежковых жила много лет, поселившись в 1929 году, уже при советской власти. Отец Нины Ивановны Иван Иванович до революции был коммерсантом, вел дела на Дальнем Востоке Российской империи. При большевиках какое-то время работал в торговле на руководящих должностях, тогда и купил дом, в 30-е годы служил бухгалтером на бойне, продавцом на Сенной площади. Умер в 1936 году.

Семья Ивана Ивановича состояла из супруги Александры, дочерей Ольги, Нины и старшей Марии от первого брака. Нина родилась в 1924 году. Нина Ивановна рассказывала мне, что семья занимала три комнаты в передней части дома. Дом имел «обстановку» – мебель, люстру, книги, гитару, на полу в столовой лежала медвежья шкура как память о Дальнем Востоке. Кухню украшала изразцовая лежанка. Цела ли она? Во дворе имелось хозяйство – сад, огород, живность.

Правильнее было бы говорить «дом с мезонином», но в Мещанской слободе неполный второй этаж обозначали как «вышку». Так и говорили – дом с вышкой. Дом не такой маленький, каким кажется с фасада. Основной объем уходит вглубь участка.

Часть дома, выходящую во двор, семья Ежковых сдавала квартирантам. Прежний хозяин делал то же самое. Ежковы купили дом вместе с живущими в нем квартирантами. После смерти отца семья Ежковых оставила себе только две комнаты, остальную площадь сдавала.

Рассказ Нины Ивановны о семье одного из квартирантов мне показался любопытным. Имя человека, жившего в конце 1930-х годов на улице Медниковской в Калинине, впоследствии попалось при чтении следственного дела. Звали его Илья Михайлович Громогласов, он был священником.

Приведу воспоминания Нины Ивановны Ежковой об Илье Михайловиче Громогласове полностью. В описываемое время ей было 10-13 лет.

Квартирант Громогласов

«Заднюю часть дома, окнами в сад, занимал пожилой священник Илья Михайлович Громогласов и его супруга Лидия Николаевна. Илья Михайлович был очень образованным, уважаемым человеком. К нему часто приходили за советом прихожане, и он с ними подолгу беседовал. Своими беседами он спасал людей от отчаяния, даже от самоубийств.

Лидия Николаевна мне запомнилась очень веселой женщиной, она уделяла мне много внимания. Она давала уроки немецкого и французского языков. В летнее время она располагалась с учениками прямо в саду. Я занималась вместе со всеми, и эти уроки языка мне очень помогли в жизни. С Лидией Николаевной мы ходили во Владимирскую церковь, которая стояла на месте нынешней гостиницы «Селигер». Помню, как она уговорила меня попробовать на причащении кагор – сладкое и довольно крепкое для ребенка вино. Я выпила целую ложку из рук Ильи Михайловича.

Однажды ночью Громогласовы исчезли. Нам, детям, сказали, что они переехали. Значительно позже я узнала, что Илья Михайлович был арестован и, как многие тверские священники, расстрелян.

Опустевшие комнаты Громогласовых вскоре заняла наша старшая сестра Мария. К тому времени она уже вышла замуж за горного инженера и родила ребенка. К нам она приехала без мужа. Считалось, что он исчез. Скорее всего, он тоже был арестован и сгинул в лагерях, потому что происходил из очень хорошей семьи».

Профессор богословия

В наше время фактического триумфального возвращения православия в систему государственного устройства сложно представить, что когда-то священники занимали иное место в обществе, страдая за веру, испытывая со стороны власти всяческие гонения.

Илья Михайлович Громогласов при жизни был богословом, протоиереем, ученым, профессором, а после смерти стал священномучеником. Он родился в 1869 году в Тамбовской губернии, в семье сельского диакона. Окончил Московскую духовную академию, где получил степень кандидата богословия и оставлен доцентом на кафедре русского раскола. Карьера шла в гору – магистр богословия, профессор духовной академии.

В 1902 году Илья Громогласов женился на Лидии, дочери князя Николая Дулова. Лидия Николаевна заведовала Московской женской гимназией. Интеллигентная столичная семья. Налаженный быт, обширный круг знакомых, театры. Громогласов был крупной фигурой в столице. В 1911 году Илья Михайлович был уволен из академии за свои прогрессивные взгляды. Некоторое время работал в гимназии у жены. Затем преподавал на юридическом факультете в Московском университете.

С приходом советской власти Илья Михайлович Громогласов решил посвятить себя церковной службе. В 1922 году он был рукоположен в сан диа­кона. Это было крайне неподходящее время для карьеры в церкви, чего начинающий ­диакон не мог не понимать. Следующие пятнадцать лет своей жизни Громогласов находился в поле пристального зрения органов молодой советской страны.

Ссыльный, гонимый

Первый арест произошел уже спустя месяц после рукоположения в сан. Громогласов больше года просидел в московских тюрьмах. 1924 год – новый арест и последовавшая за ним ссылка под Тобольск. Громогласов к тому времени был уже тяжело болен. После ссылки у него был «минус» – запрет на проживание в крупных городах страны. Тверь в число запретных городов не входила. Здесь традиционно оседали ссыльные и недавно освобожденные. Илья Михайлович с Лидией Николаевной поселились в Твери.

Сюда же получил назначение архиепископ Фаддей (Иван Васильевич Успенский), которого Громогласов знал еще по учебе в академии. Это было трудное время для церкви. Храмы закрывались, священники подвергались гонениям. Илья Михайлович служил за Волгой, в храме иконы Неопалимая Купина, пока не закрыли и его.

Последний арест

16

В ночь на 3 ноября 1937 года отец Илья вновь был арестован. За ним пришли в дом на Медниковской улице, провели обыск. Изъяли наперсные кресты, магистерский знак, священнические облачения, крестильный набор, церковные книги, личные документы, записи и фотографии, шесть книг, написанных Громогласовым в бытность его профессором духовной академии.

Начались мучительные допросы. В 37-м следователи не либеральничали с подследственными.

Из протокола допроса от 29 ноября:

– Назовите ваших близких знакомых по городу Калинину и характер связи с ними, – спросил следователь.

– Близких знакомых у меня в городе Калинине нет. По моей профессии мне приходилось у некоторых лиц, проживающих в городе Калинине, бывать на квартирах из чисто моих служебных треб… Помимо исполнения служебно-религиозных обрядов приглашался на чаепития. Мне хорошо знакомы мои сослуживцы: Илья Ильич Бенеманский, Борис Иванович Забавин и Николай Иванович Маслов. Больше у меня знакомых лиц нет, с которыми я бы общался, – ответил отец Илья.

– Вы следствию говорите неправду, предлагаю вам давать правдивые показания. Кто еще из лиц, хорошо знакомых вам, проживает в городе Калинине?

– Больше у меня хорошо знакомых мне лиц нет.

– Вы обвиняетесь в том, что, являясь одним из участников контрреволюционной фашистско-монархической организации, существовавшей в городе Калинине, активно проводили свою контрреволюционную деятельность. Признаете вы это?

– Участником контрреволюционной организации я не был, и о существовании какой-либо контрреволюционной организации мне неизвестно.

– Вы говорите ложь. Следствие настаивает на даче правдивых показаний о вашем участии в контрреволюционной фашистско-монархической организации.

– Ни в каких контрреволюционных организациях я не участвовал.

– Вы в контрреволюционных целях организовали литературный богословско-философский кружок, на котором проводили контрреволюционную деятельность. Признаете вы это?

– Никаким литературным богословско-философским кружком я не руководил и о существовании такового я ничего не знаю.

– Вы являлись активным участником контрреволюционной церковно-монархической группы, существовавшей в городе Калинине, и проводили контрреволюционную деятельность. Признаете вы это?

– Нет, не признаю.

– Вы, Громогласов Илья Михайлович, являясь участником контрреволюционной церковно-монархической группы, проводили среди населения контрреволюционную агитацию. Признаете вы это?

– Не признаю.

– Вами, Громогласовым, велась вербовка лиц в контрреволюционную церковно-монархическую группу. Признаете вы это?

– Решительно отрицаю.

– В июле месяце 1937 года вы среди своих близких знакомых высказывали свои симпатии германо-итальянскому фашизму и выражали надежду на него о якобы избавлении им русской церкви от большевиков в СССР. Признаете ли вы это?

– Это я тоже решительно отрицаю.

– Вы, Громогласов, среди населения города Калинина вели контрреволюционную агитацию за объединение реакционных сил духовенства – тихоновцев, для активной борьбы с советской властью повстанческого характера. Признаете вы себя виновным в этом?

– Этого не было, и я решительно это отрицаю.

– Что вы можете добавить к своим показаниям?

– Добавить ничего не могу.

На следующий день были вызваны «дежурные свидетели» – обновленцы, которые подписали протоколы допросов, предложенные следователем, против Громогласова и других арестованных священников.

Второго декабря тройка НКВД приговорила священника Громогласова к расстрелу.

Спустя два дня приговор был приведен в исполнение. Отца Илью похоронили на Волынском кладбище, в общей могиле.

Л.Н.Дулова-Громогласова-с-мужем-И.М.Громогласовым

Л.Н.Дулова-Громогласова-с-мужем-И.М.Громогласовым

Лидия Николаевна Громогласова после смерти мужа уехала в Москву, где нашла приют у родственников. Ей повезло, что она не была арестована вслед за мужем и не отправлена в ссылку, как жены многих других репрессированных. Бывшая княжна Дулова умерла в 1947 году в возрасте 69 лет.

Седьмого декабря в Калининском управлении НКВД выписали ордер на арест архиепископа Фаддея, в миру гражданина Ивана Васильевича Успенского. И все повторится, как в случае с Громогласовым – ночной арест, обыск, короткое следствие, приговор. Старого священника казнили в ночь на 1 января 1938 года.

Посмертная судьба обоих священников схожа – реабилитация; Илья Громогласов реабилитирован в 1958 году, Иван Успенский в 1989-м; и причисление к лику святых. Решениями Архиерейского собора Илья Михайлович Громогласов и Иван Васильевич Успенский причислены к лику святых новомучеников и исповедников российских.

Дом на Медниковской улице весь двадцатый век принадлежал семье Ежковых, в нем жили сестры со своими семьями.

текст: Марина ШАНДАРОВА, фото автора

 
Статья прочитана 35 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Последний адрес Ильи Громогласова"

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Внимание: все отзывы проходят модерацию.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Телефон: (4822) 41-56-53