Андрей Ульянов: «Мы должны помнить свою историю»

7В последнее время в тверских средствах массовой информации обсуждается вопрос о переименовании ряда улиц города Твери. Тверская епархия вышла с инициативой вернуть улице  Розы Люксембург ее исконное имя Сергиевская, а почетный гражданин Тверской области Владимир Антонович Суслов  высказал идею переименовать улицу Вагжанова в Московский проспект. Мы решили обсудить эту тему с директором студии телевизионных программ «Акценты», членом общественного совета при главе города Твери Андреем Ульяновым. Он является автором многосерийного документального фильма «Путешествие по тверским улицам», который касается и проблем тверской топонимики.

7 (2)

– Андрей Владимирович, как вы относитесь к переименованию тверских улиц?

– Здесь надо разграничивать переименования улиц и возвращение им старых дореволюционных названий. В советские годы топонимика Твери претерпела существенные изменения. Уже в 1919 году было принято решение переименовать все улицы, площади и переулки, которые носили «религиозные и буржуазно-помещичьи названия». Напомню, что город переживал тяжелейшее время, закрывались промышленные предприятия, были проблемы с продовольствием. Однако большевиков не смутили ни траты на переименование, ни мнение народа, который, естественно, в большинстве был против. Честно говоря, после того как нашему городу вернули его историческое имя, был уверен, что это произойдет и с улицами, которые также в советские годы были переименованы. Действительно, процесс начался. Улица Урицкого стала Трехсвятской, улица «Правды» – Новоторжской. Однако этот процесс быстро остановился.  В этом плане наша столица пошла дальше. Так, в начале 90-х годов прошлого века исторические названия вернули всем переименованным в советские годы улицам Москвы.

Что касается переименования, то здесь каждый отдельный случай нужно рассматривать особо. И делать это, на мой взгляд, должна специальная комиссия при Тверской городской Думе или администрации Твери.

– Давайте и обратимся к конкретному случаю. Как вы относитесь к идее переименовать улицу Вагжанова в Московский проспект?

– Скорее, положительно. Ранее эта улица называлась Большой Ямской или просто Ямской. Тверь была крупным проезжим городом и, конечно, было бы здорово, если бы в городе появился музей, связанный с ямским бытом, гостиничным бытом. Согласитесь, интересно было бы увидеть номер гостиницы, сходный с тем, где останавливался Пушкин.  А вот возвращать название Ямская улице Вагжанова я бы не стал. Эта улица определяет направление на Москву. Так пусть и будет Московским проспектом. Это как бы объединит ее с главной улицей Москвы, которая носит название Тверской.

– И как же Александр Петрович Вагжанов, не утеряем ли мы память о нем?

– У нас остается Вагжановский переулок. Думаю, этого вполне достаточно. В советские годы была создана легенда о Вагжанове, которая не слишком соответствовала его реальной биографии. В начале декабря 1917 года Александр Вагжанов был избран первым председателем Тверского губисполкома, стал, если так можно сказать, первым советским губернатором. Однако пост этот занимал недолго. В апреле 1918 года, как говорилось во всех его официальных биографиях, «партия отправила его в Сибирь  на борьбу за установление Советской власти». Честно говоря, это решение было не слишком понятным. Установить истину помогли газеты той поры, благо в то время еще не было цензуры. Выяснилось, что в начале апреля в Твери разгорелся большой скандал. Левый эсер Абрамов, который возглавлял губернскую охрану, решил подмять под себя губернский Совет. Его сподвижники расстреливали ни в чем не повинных людей без суда и следствия, Абрамов решил ликвидировать и некоторых тверских комиссаров. С огромным трудом его удалось арестовать. Это дело аукнулось и на Вагжанове. Тверской комитет Российской Коммунистической партии исключил его из своих рядов за поведение,  дискредитирующее честь партии, то есть за попустительство Абрамову. Пришлось уезжать из родного города в Читу, где жила его семья.

Единственное, что смущает в этом переименовании – параллельно проходит Московская улица. Может первоначально возникнуть некоторая путаница. Однако в той же Москве параллельно Тверской улице пролегает несколько Тверских-Ямских улиц и особого дискомфорта в этом нет.

– А что делать, на ваш взгляд, с улицей Розы Люксембург?

–  Тут для меня никаких проблем нет. Улице необходимо вернуть ее историческое имя Сергиевская. Оно возникло по церкви Сергия Радонежского, которая здесь находится. Думаю, тверская епархия могла бы ходатайствовать и о возвращении названия другим улицам, которые назывались по церквям: Свободный переулок был Знаменским, Студенческий переулок – Владимирским, улица Володарского – Скорбященской.

– Не так давно шел разговор о переименовании улицы Желябова в улицу Максимовича, а ведь до революции она носила название Козьмодемьянская по церкви Козьмы и Дамиана. Она стояла на месте современной нам гимназии № 12.

–  Павел Павлович Максимович был замечательным человеком. И вполне достоин, чтобы его именем в Твери была названа улица. Назвать какую-то из новых улиц? Однако она никак с ним связана не будет, а на улице Желябова располагается здание, где он основал женскую учительскую школу, ставшую Тверским государственным университетом.  Так что я, скорее всего, голосовал бы за то, чтобы этой улице дать имя Максимовича. Правда, для большинства жителей города это имя, увы, ничего не говорит. Нужно не только переименовывать улицы, но и всеми способами рассказывать о тех людях, чти имена мы улицам даем. Мы должны помнить свою историю. Иначе никак нельзя.

Андрей ВАРТИКОВ

 
Статья прочитана 47 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Телефон: (4822) 41-56-53