Первые трудности и первые звоночки в канун революции 1917 года. О чем писали тверские газеты

6 (4)Политическая осень 1917 года была жаркой. Переиначивая высказывание древних, можно сказать, что в городе расцветали все цветы – политический спектр активно действующих партий был очень широк. Достаточно сказать, что по результатам выборов в Тверскую городскую думу, прошедших 22 августа, избранными оказались представители восьми партий и общественных объединений.

Эйфория народовластия

6

Первое заседание последней в дореволюционной истории Твери думы состоялось четвертого сентября 1917 года. О том, как оно проходило, в номере от шестого сентября рассказывает газета «Дело», орган тверского комитета российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП). Довольно объемная статья озаглавлена «Впечатления». Приведем ее начало с сохранением орфографии:

«До 8 часов, когда назначено заседание думы, еще целых полчаса, а публика уже плотно наполняет зал общественного собрания. Людно и на хорах. И невольно переносишься мыслью к недавнему прошлому, когда заседания старых, доцензовых дум проходили при 10-15 слушателях. Население не ждало от дум прежнего состава ничего хорошего, не имело возможности оказывать влияние на ход деятельности городского самоуправления, – и с понятным индеферентизмом относилось к его работе.

Теперь городское население добилось своей думы, им выбранной и обещавшей защищать и поддерживать его интересы.

…Если всмотреться в состав публики, наполнившей 4 сентября зал общественного собрания, нетрудно определить среди нея представителей двух общественных групп, являющихся в настоящее время творцами жизни обновленной России – демократии и трудовой интеллигенции…»

Актуально звучит, не правда ли?

Перед первой демократически избранной городской думой стояла задача избрать органы управления – городского голову, секретаря думы, членов комиссий. Однако все эти важные вопросы были отодвинуты в конец повестки заседания, а первым вопросом думцы заслушали доклад «трамвайной» комиссии, которая уже была сформирована, заседала ежедневно, изучая вопрос, и рассмотрела проблемы тверского трамвая. Председательствовал в «трамвайной» комиссии социал-демократ Л.В. Забелин, избранный от внефракционной группы.

Комиссия успела составить свое мнение и предложила пути решения проблемы. Нельзя сказать, что члены комиссии были очень уж оригинальны. Они предложили самое непопулярное решение из всех возможных – повышение платы за пользование этим видом общественного транспорта.

Повышение было предложено весьма существенное: тариф за проезд по одной станции возрастал с 5 до 10 копеек, за две станции с 7 до 15 копеек, за три станции до 20 копеек. Все предложения комиссии были приняты. Вряд ли избиратели были очень рады решению своих представителей, но иного выхода, как решили комиссия и дума, не было.

6 (3)

На том же заседании было заслушано сообщение продовольственной комиссии, предвещавшей городу большие проблемы со снабжением города товарами первой необходимости. Гласные городской думы так увлеклись решением жизненно важных проблем Твери, что не нашли времени поделить свои портфели и перенесли это увлекательное занятие на следующее заседание.

Забегая вперед, расскажем о работе еще одной комиссии гордумы, сообщение о которой было опубликовано в номере «Дела» от 30 сентября.

Раздел «Городская жизнь» извещал, что «27 сентября в первый раз собралась комиссия труда городской думы. Первый блин оказался комом. Половина членов, в особенности рабочих, что кажется совершенно невероятным, на заседание не явилось, так что выбор президиума комиссии был отложен до следующего заседания».

Несмотря на отсутствие кворума, комиссия труда рассмотрела три вопроса: об организации биржи труда, о замене военнопленных на предприятиях города безработными, увеличение вознаграждения служащих в городских предприятиях и учреждениях.

Рабы стали господами

В текстах «Дела» то и дело (каламбур!) проскальзывает некоторое изумление: как же так – царя скинули, революцию совершили (февральскую), демократические выборы провели, отчего же жизнь такая трудная, а взявшие власть трудящиеся ведут себя едва ли не хуже, чем капиталисты-кровопийцы? Например, в таком случае, как описанный в заметке «Центральная гостиница» от 8 сентября «Дела»:

«1-го сентября центральная гостиница перешла от г. Смирнова во владение официантов, которые назвали себя «вторым Тверском обществом официантов», в отличие от перваго общества официантов «Кукушки».

Первым актом новых владельцев было увольнение двух служащих без всяких предупреждений и без уплаты за две недели вперед.

Увольнение «общество» объяснило тем, что названные служащие им стали не нужны, а за две недели не заплатили потому, что они их не нанимали.

Согласившись даже с такой «аргументацией», нельзя не подивиться столь быстрой переменой в психологии вчерашнего раба, ползавшего на коленях перед господином и сегодняшнего господина, заставляющего ползать перед собой на коленях своего же собрата, с которым делились еще вчера и горести, и радости».

Волнения при добром урожае

6 (5)

Важнейшим вопросом второй половины 1917 года был вопрос обеспечения города продовольствием. Стоял этот вопрос весьма остро. Хотя всезнающая статистика не видела повода для тревоги.

Сводку с полей битвы за урожай (хотя в 1917-м такого выражения еще не существовало) в номере от 8 сентября публикует «Дело»:

«Урожай озимой ржи в Тверской губернии по сведениям статистического отдела Тв.губ.земск.упр., к 1 сентября представляется в следующем виде:

Озимой ржи: хороший в уезду – Бежецком, Вышневолоцком, Кашинском, Корчевском, Новоторжском, Ржевском, Старицком. Средний урожай отмечен в уезду: Тверском, Весьегонском, Зубцовском, Калязинском и Осташковском.

Овса: хороший в Тверском уезде, нижесреднего в Кашинском, в остальных средний.

Ячменя: хороший в Осташковском. Нижесреднего в Корчевском, в остальных средний.

Льна: хороший в Новоторжском и Ржевском, в остальных средний.

Картофеля: средний в Вышневолоцком, Калязинском, Осташковском уезде. В остальных уездах – хороший».

Однако тревожные настроения в обществе основывались вовсе не на показателях статистики. Люди волновались, что есть будет нечего, хлебушка черного не купишь. Провидчески!

20 сентября «Дело» размещает корреспонденцию И. Замятина о сходе землепашцев в селе Лямово:

«За последнее время особенно обострился продовольственный вопрос. Товары исчезают, крестьяне волнуются; слухи – один чудовищнее другого – наполняют деревню.

…Торговцы требуют «свободной продажи» товаров, уничтожения «привилегий» кооперативов; все это в темном крестьянском уме преломляется в призыв к погрому потребительских обществ и кредитных товариществ.

…Настроение крестьян революционное, но по многим вопросам первостепенной важности (земельным, продовольственным и другим) они подходят с близоруким эгоизмом первобытных людей».

Пролетариат в борьбе

6 (2)

Тем временем рабочий класс смело борется за свои права, вырывая у владельцев заводов и фабрик буквально из горла требуемое.

В номере от 20 сентября «Дело» извещает о производственном конфликте на фабрике (вероятно, на Морозовской мануфактуре):

«Весовщики пряжи прядильной фабрики предъявили к администрации требование повышения заработной платы с 4 р. 40 коп. до 5 р. Местная примирительная камера высказалась за удовлетворение; администрация несогласна; дело передано в центральную примирительную камеру».

Не все капиталисты готовы идти навстречу трудящимся. Напрасно, поскольку у разного уровня  Советов – новых органов управления – достаточно прав, чтобы повлиять на владельцев бизнеса, о чем красноречиво сообщает статья в номере газеты «Дело» за 6 сентября:

«Мелкие заводчики, как П.Е. Елецкий, П.П. Суворов, Н.Н. Савин, Е.Д. Савина и Г.Я. Веригин, несмотря на то, что более крупные заводы давно уже уплатили прибавку работникам, не желают этого делать, даже несмотря на постановление об этом Совета рабочих депутатов и объединенного исполнительного комитета Советов солдатских, рабочих и крестьянских депутатов, которое им вручено.

Или г.г. заводчики и в самом деле желают, чтобы исполнительный комитет Советов позаботился о закрытии их заводов? Или ждут, когда рабочие прибегнут к более сильным средствам борьбы для удовлетворения их законных требований? Кто же тогда будет в этом виноват: г.г. заводчики и ли рабочие?»

Над Россией тем временем занималась алая заря призрака коммунизма, о чем мало кто подозревал.

Продолжение следует…

Марина Шандарова

По материалам

Государственного архива Тверской области

 
Статья прочитана 34 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Первые трудности и первые звоночки в канун революции 1917 года. О чем писали тверские газеты"

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Внимание: все отзывы проходят модерацию.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Телефон: (4822) 41-56-53