Революция прошла. Настала жизнь

Что происходило в Твери и России сто лет назад

Газетные рубрики живут и умирают по разным причинам. Рубрика, начавшаяся в августе прошлого года как «1917–2017», а ныне превратившаяся в «1918–2018», затихает по объективным причинам, вопреки желанию автора. Объект нашего исследования (тверские газеты столетней давности) сходят на нет. Точнее, в конце 1917 года, после совершения Октябрьской революции, закрываются одна за другой.

В ноябре 1917 года прекратился выпуск газеты «Тверской листок», органа партии социалистов-революционеров (эсеров). В декабре 1917-го исчезла «Тверская мысль», издававшаяся конституционными демократами (кадетами). В том же месяце читатель лишился меньшевистского рупора «Дела», одной из самых увлекательных тверских газет. Подшивки названных газет мы с вами с интересом исследовали в течение последних месяцев.

В 1918 году продолжает выходить газета «Тверской край», демократическая и социалистическая кооперативная газета, издание Тверского посреднического товарищества кооперативов. Будем читать это весьма зубастое издание.

Уже первые номера января 1918 года показывают, сколь непростой была жизнь современника больших перемен. В этом можно убедиться, только просмотрев заголовки в номере 5 от 6 января 1918 года: «Ловушка», «Отмена красного знамени», «Запрещение самостоятельной покупки хлеба», «Арест Крюкова», «Попытка арестовать Светлову». Последние две заметки о том, как красногвардейцы пытались арестовать известных в городе персон – инженера Крюкова и социал-демократа Светлову, а жители не позволили, не побоялись отбить их у вооруженных людей.

Газетная тема. Заметка на первой полосе номера под заголовком «Закрытие газет» сообщает, что «В ночь на 4 января отряды красногвардейцев явились во все типографии, в которых печатаются московские газеты и, предъявив ордер о закрытии изданий до 10 января, воспрепятствовали выпуску газет».

На этом фоне как положительную можно расценить новость о переменах в здании Дворянского Собрания. Новая власть назвала его Домом народа. В декабре Дом народа развлекал горожан балами, маскарадами, костюмированными вечерами, а в январе приглашает на курсы, работающие по программе гимназий.

Криминальная хроника извещает о краже в имении Гурко:

«Перед Рождеством было совершено вооруженное нападение на имение Гурко – сельцо Сахарово. Грабителями ночью было похищено все столовое серебро и все золотые вещи, стоящие десятки тысяч рублей. Уездная и сельская милиция производит расследование и, как мы слышали, напала уже на след грабителей».

Впрочем, местные новости меркнут перед петроградскими событиями, сообщениям о которых отданы в январе все первые, вторые и частично третьи полосы «Тверского края». Газетчики верно расставили акценты: открытие и последующий разгон Учредительного собрания – события эпохального масштаба.

Любопытный политический анализ момента дает некто М. Клевенский в пространной статье  «Варварский социализм». Похоже, что автор обладает провидческими качествами:

«Россия переживает сейчас небывалую разруху, невероятное расстройство всех сторон жизни. Временные властители своей нелепой политикой систематически разрушают всякую организацию, всякую культуру.

….Та дикая травля интеллигенции, которая ведется большевиками, поддерживает и укрепляет в массах недовольное отношение к культуре вообще, потакает темным инстинктам и предрассудкам масс. Большевистский социализм – это равенство в бедности и невежестве».

Номер 6 от 9 января 1918 года вновь обращается к драме в Таврическом дворце Петрограда. Шапка номера – «Да здравствует Учредительное Собрание! Вся власть Учредительному Собранию!» Газета помещает речи избранного председателя Чернова («Право заседать в Учредительном Собрании куплено кровью целого ряда поколений»), делегатов  Дыбенко, Церетели и других. Текст взят в Петроградском телеграфном агентстве. Оперативно работали наши далекие коллеги! Но связь подводила: в том же номере редакция извещает о том, что телефонное сообщение с Петроградом прервано до утра. Впрочем, о том, что Учредительное собрание разогнано, читатель уже узнал.

Рубрика «Рабочая жизнь» публикует список жертвователей в пользу безработных соотечественников. Жертвуют и граждане, и организации, в частности, снаряжательная мастерская. В списке фамилий встречаются известные в городе имена – Коняев, Куров (оба фабриканты). Суммы взносов граждан варьируются от 50 копеек до 100 рублей, организаций – в пределах 300-500 рублей. Здесь же сообщение о «злоупотреблениях безработных в смысле получения обедов из столовой городской биржи труда».

Еще из газетных будней. Редактор-­издатель «Тверского края» Е.А. Башлыков получил предостережение от губисполкома на предмет «помещения фактически неправильных сведений». В случае повторения обещано «возбуждение преследования».

Тем временем газета чувствует себя уверенно, выходит чуть не ежедневно, объявляет подписку на весь 1918 год.

Культурная жизнь. Автор, укрывшийся под псевдонимом «Театрал» рассыпается в похвалах постановке Морозовского театра режиссера У.И. Ляурданского: «Из всех существующих в г. Твери театров лучшим является Морозовский театр. Большая сцена, хорошие декорации и технические приспособления позволяют ставить «обстановочные» спектакли. Таковой является «Рабочая слободка» Евгения Каркова. Пьеса рисует быт и нравы рабочих».

Номер «Тверского края» от 11 января сообщает об убийстве в Мариинской больнице Петрограда бывших министров Временного правительства, ныне арестованных Кокошкина и Шингарева. Обоих растерзали революционные матросы, ворвавшиеся в больницу. О погибших пишут, как о настоящих русских интеллигентах, трудившихся ради счастья народа.

Хроника тверских событий кратко описывается как обыски, грабежи, аресты. Есть любопытные подробности. Например, такие: «Обыск у Башилова продолжался около 4 часов. За произведенный обыск с Башилова взято 200 рублей, которые поделены между производившими обыск красногвардейцами».

Заметка «Дневной грабеж» в номере от 12 января дает знать об особенностях послереволюционной торговли:

«Последняя партия яиц, полученная в г. Твери, продавалась частными торговцами по 2 р. 60 коп. десяток. Яйца, конечно, быстро были проданы. Остались только у Кергикова, который, зная, что на рынке яиц нет, начал драть с голодных покупателей по 4 р. 80 коп. за десяток. Не ограничиваясь этим, в лавке Кергикова систематически и сознательно обсчитывают покупателей».

С продовольствием в Твери и ее окрестностях все хуже. Заметка «Наступающий голод» в номере «Тверского края» от 11 января тревожна:

«Урожай хлебов в нынешнем году был незавидный и очень многие мужики-хлебо­робы уже съели свой хлеб. Цена на ржаную муку поднялась до 70-75 рублей за пуд. Признак переживаемой населением продовольственной нужды и надвигающегося голода уже налицо».

Новая власть все смелее осваивает захваченную территорию. В частности, вторгается в ведомство Православной церкви. «Тверской край» в номере от 13 января с некоторым даже удивлением излагает события в заметке «Захват большевиками духовной консистории»:

«11 января во время занятий в консистории, туда вошла группа вооруженных красногвардейцев и предъявила ордер от Советов о конфискации архиерейской дачи и производстве описи всего имущества.

… На недоумение служащих, как же быть: ведь к ним приходят за справками, красногвардейцы объявили, что все это теперь не нужно, метрические книги можно сжечь, что браки в церквах, крещения и тому подобные глупости совершаться не будут.

«А почта?» – «С почтой мы подождем, там дело трудное, а после захватим и почту».

Другие заголовки номера от 14 января 1918 года: «Социализм для мертвецов», «Большевики против рабочих», «Рабочие против большевиков», «Довольно лицемерия».

 

Продолжение следует…

 

По материалам Тверского

Центра документации

новейшей истории

 

  Марина Шандарова

 
Статья прочитана 282 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Телефон: (4822) 41-56-53