Как Золушки становятся феями

Десятикратная чемпионка России, многократная чемпионка мира Валентина Дрокина прославила наш город громкими победами в соревнованиях по высшему пилотажу, и многие в Твери знают ее в лицо. При этом заочно с ней знаком едва ли не каждый житель нашего областного центра. Ведь именно она была одним из инициаторов проведения в День города летных шоу, и первые десять лет лично в них участвовала. В преддверии 8 марта наш корреспондент встретился с замечательной летчицей и узнал о том, каким был ее путь в небо и открыт ли он сейчас для представительниц прекрасного пола.

–Валентина Николаевна, как вам удалось опровергнуть расхожее мнение о том, что женщинам в авиации делать нечего?

– Да, есть такое мнение, и мне не раз приходилось его слышать. Конечно, природа наградила мужчин более сильной мускулатурой и крепким скелетом. Это имеет большое значение, так как управление самолётом зачастую требует больших физических усилий. Соответственно, женщинам необходима более серьёзная физическая подготовка для того, чтобы справиться с этой проблемой. Но в лётном деле одним из важных качеств, которыми должен обладать лётчик, является внимание, способность быстро реагировать на всё время меняющиеся условия полёта. Вот здесь мужчины проигрывают «слабому полу», что доказано многочисленными тестами и экспериментами. Эта способность женщин была подмечена ещё на заре авиации. Тогда было предложено брать женщин в полёты на воздушную разведку во время войны в связи с тем, что женщины могли заметить все самые мелкие подробности расположения противника. Так что женщины в небе составляют достойную конкуренцию мужчинам. И неслучайно в самолётном спорте и те, и другие летают на одних и тех же самолётах по одним и тем же программам и «нормативы» у них, как ни в одном другом виде спорта, одинаковы.

– В каком возрасте вы решили стать летчицей?

– Уже в 14 лет я вполне осмысленно переступила порог аэроклуба с твёрдым желанием летать. Но, несмотря на хорошие физические данные и разряды по нескольким видам спорта, мне ответили: приходите к нам через четыре года. Как было с этим смириться?! Уже через три месяца я сидела в самолёте Ан-2, чтобы выполнить свой первый прыжок с парашютом.

– Наверное, он запомнился на всю жизнь?

– Да, первый прыжок запомнился на всю жизнь: далеко внизу заснеженный аэродром, колючий воздух за бортом, потеря «опоры», рывок раскрывшегося парашюта, желание петь и кричать от радости и почти неожиданная «встреча» с землёй… За лето я выполнила несколько десятков прыжков и осенью снова пришла записываться на лётное отделение. Взяли только на планерное. Но накануне самостоятельного полёта произошла катастрофа – столкнулись самолёт-буксировщик и планер, после чего полёты со спортсменами первого года обучения были закрыты на всё лето. Но я не оставила свою мечту, хотя ко времени окончания школы у меня были ответы из всех военных и гражданских лётных училищ страны с одной и той же формулировкой: «Принимаются только лица мужского пола».

– А теперь какая ситуация в этом вопросе?

– А теперь все иначе: на платное отделение в Академию Гражданской авиации принимают всех желающих женщин, а в прошлом году и вообще произошёл «исторический перелом»: 16 девушек были зачислены в Краснодарское военное лётное училище. А в моей юности на реактивных самолётах для установления «женских рекордов» летать было позволено только женщинам с известными фамилиями: Марина Попович (светлая ей память), Светлана Савицкая…

– Как складывалась ваша жизнь после школы?

– Я поступила в Московский институт инженеров геодезии и аэрофотосъёмки и продолжала мечтать летать на спортивных самолётах. Но судьбе было угодно «отодвинуть» моё решение ещё на год, и ещё год я прыгала с парашютом. Теперь у меня уже было 150 прыжков, и я сама вела в своём институте парашютную секцию. Наконец, меня приняли на самолётное отделение Центрального аэроклуба им. В.П. Чкалова. Легендарный аэродром Тушино – здесь я выполнила свои первые полёты на спортивном пилотажном самолёте Як-18А. Учёба в институте днём, теоретические занятии в аэроклубе вечером, учебные практики летом и летом же полёты.

– Ради того, чтобы подняться в небо, вы были готовы пожертвовать очень многим?

– Даже сразу после защиты диплома уехала на полёты. К слову, всех удивил мой выбор при распределении: Казахстан, аэрофотосъёмка. Но летать на съёмку мне не разрешили, сказав, что я инженер и должна работать «по специальности». Но я продолжила полёты теперь уже в Алма-Атинском аэроклубе. Там нам удалось собрать свою команду гражданской авиации, которая занимала первые места на чемпионатах Казахстана и республик Средней Азии. В личном зачёте я была призёром этих соревнований и выполнила норматив мастера спорта СССР. В сборную команду СССР по высшему пилотажу пригласили небольшую группу кандидатов, в число которых вошла и я. Мне предложили переехать из Казахстана в Тверь, где находится старейший в России аэроклуб.

– Чем занимались в этом аэроклубе?

– Здесь в «межсборовый» период я не только продолжала тренироваться, но и выполняла инструкторские полёты. В сборной команде нам тогда уже доверяли и серьёзные перегонки авиатехники через всю страну: из Москвы в Ессентуки, на Северный Кавказ, где проходили сборы в апреле и в октябре, и обратно. Эти полёты были сопряжены с большим риском: на наших пилотажных самолётах не было никакого навигационного оборудования, GPS в то время тоже не было, мы летели большой группой за лидером (Ан-2 или Ми-8) и часто попадали в опасные метеоусловия. При этом «потеряться» или столкнуться с другим самолётом было вполне реально. Ситуация улучшилась после появления в аэроклубах двухместных учебно-тренировочных самолётов Як-52 и одноместных Як-55. На этих самолётах проводились все соревнования по самолётному спорту у нас в стране, а также обучались спортсмены. Теперь уже я сама в качестве инструктора участвовала в сборах по переучиванию на эти самолёты руководящего лётного состава страны. Самолётов стало много, и летать я также стала много, причём кроме полётов на личную тренировку выполняла инструкторские полёты на высший пилотаж со спорт­сменами – членами ­команды Тверской области. Нагрузка была двойная. Выполнять по девять полётов в лётную смену на высший пилотаж не согласились даже инструкторы-­мужчины. Так я стала тренером сборной ­команды Тверской области.

– Вы были успешным тренером?

– Подготовила нескольких мастеров спорта, призёров и чемпионов России, абсолютного чемпиона России. Семь лет подряд наша областная команда была призёром и чемпионом России, а также получала право участвовать и в чемпионатах СССР наравне со сборными командами республик.

– А как в летном деле показывают себя наши женщины?

– Россия – единственная во всём мире страна, где ещё в начале 90-х годов были две женские сборные команды высшей лиги. Причём уровень этих женских сборных был выше уровня национальных сборных мужчин многих стран мира. Парадокс состоит в том, что соревноваться нашим славным лётчицам было не с кем: на чемпионатах Европы и мира женский командный зачёт не проводится из-за отсутствия полных женских команд в других странах. Много лет соревнования в личном зачёте сводились к соревнованиям между собой спортсменок из России: весь пьедестал занимали наши женщины. Иногда конкуренцию им составляли лётчицы из Франции и США.

– А как сейчас обстоят дела с самолетным спортом?

– С 2008 года по моей инициативе стали проводиться чемпионаты мира на наших самолётах Як-52. В каждом из этих чемпионатов я так же участвовала в качестве судьи или тренера. В прошлом году у нас прошёл уже 5-й чемпионат мира на Як-52. В нём также участвовала и одна женщина, но, к сожалению, не из России, а из США. Все 5 чемпионатов мира выиграли лётчики из России как в командном, так и в личном зачётах. Однако женщин в самолётном спорте остаётся всё меньше. Сравните 25 участниц в чемпионатах СССР и 5 участниц в чемпионатах мира сегодня. Одно только радует, что три из них – из России.

А не так давно мне пришлось услышать мнение одного молодого инструктора и начинающего спортсмена: нам повезло, что нас хотя бы есть кому учить, те, кто придут после нас, такой возможности будут лишены. Думаю, что он прав. Если не будет поддержки государства в недалёком будущем, то высшим пилотажем, наверное, уже не смогут заниматься в России не только женщины, но и мужчины.

 

Справка«ВТ»:


Четыре раза подряд Валентине Дрокиной удалось стать абсолютной чемпионкой СССР, абсолютной чемпионкой двух Спартакиад народов СССР, десть раз – чемпионкой России. За свою лётную жизнь она освоила 15 типов летательных аппаратов. Её общий налёт превышает 4 500 лётных часов, из них более 3 000 лётных часов – на высший пилотаж. Валентина Дрокина – заслуженный мастер спора России по самолётному спорту, заслуженный работник физической культуры РФ, вице­­-президент ФАС.

 

 Евгений Новиков

 
Статья прочитана 188 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Телефон: (4822) 41-56-53