О системе, долге и призвании

Поводом для встречи с начальником штаба УМВД по г. Твери, полковником полиции Павлом Бондарем стала картина, которую наверняка видели все те, кто вышел на демонстрацию 1 мая. Перегороженные тяжелой техникой улицы. Мы уже привыкли к этим мерам предосторожности. Я не слышал ни одного негативного высказывания по этому поводу и даже насмешки. То, что терроризм уже не где-то там далеко, к сожалению, факт. И то, что практически еженедельно мы из новостей узнаем, что задержана очередная ячейка. Надежно ли мы защищены? С этого и началась наша беседа. Впрочем, это был только повод.

-У каждого подразделения МВД есть свои четкие задачи, – рассказывает Павел Бондарь. – Профилактика антитеррора ведется в постоянном режиме. Любая следственно-­оперативная группа обязана проверить поступившую за сутки нам информацию, проверить ориентировки. Нужно заметить, что россияне стали бдительными.

– Много звонков?

– Они есть. Не всегда информация подтверждается, но жизнь показывает, что реагировать нужно на любой сигнал. Даже если в итоге оказывается, что это учебная тревога. Расслабляться нельзя. Да и не знает никто, проверка это или реальная опасность. Мне памятен случай, который произошел в Тюмени. Я тогда возглавлял одно из подразделений дежурной части по Тюменской области. Звонит женщина и говорит, что была на центральном рынке и услышала разговор двух мужчин кавказской внешности. Большая часть их разговора была на русском, но в какой-то момент они перешли на свой родной язык. Из русской части диалога женщина поняла, что на одном из рынков Тюмени готовится взрыв. То, что это не выдумки, я понял сразу, потому что женщина оставила и контактный телефон, и все свои данные. Данные проверили. Подтверждаются. Мы тут же связались с ФСБ. Подобный алгоритм действий существует везде. В результате оперативных мероприятий беда была предотвращена. Подобные звонки раздаются и в Твери. К счастью, взрывных устройств мы не обнаруживали. Радует и гражданская активность.

– А когда вы понимаете, что это была только проверка, не появляется раздражения? Все-таки у вас за плечами огромный опыт.

– Нет. Проверки необходимы. Хотя бы для того, чтобы понять, на что способен личный состав. Все эти проверки не страшнее и не сложнее, чем те, которые нам готовит жизнь. Я оказался в крайнем выпуске Киевской Академии МВД им. Дзержинского. 1991 год – последний год Советского Союза. Разве мы могли тогда подумать, что Украина станет такой, какая она сейчас? Вообще, с Украиной у меня связано много. Половина моей службы прошло там. Я еще учился в Днепропетровской школе милиции, когда случилась Чернобыльская трагедия. В апреле 1987 года весь наш курс отправили туда. Поддерживать порядок. Подготовка к отправке шла еще с декабря 1986 года. Меня приглашали и в особый отдел, и в политотдел, проводили беседы. И вот тогда впервые для меня прозвучал вопрос: «Вы планируете жениться, иметь детей?» Конечно, собирался. У меня уже была девушка, за которой я ухаживал три года. Подписал бумагу и отправился к любимой. Сказал, что должен ехать в Чернобыль, что если она примет решение расстаться, я её пойму. Она ответила: «Дурачок, я уже давно сделала свой выбор».

– Наверное, это и была самая серьезная проверка, которую подкинула вам жизнь?

– Не знаю, жизнь ведь еще не окончилась? Были ведь и другие испытания. Опять же Чернобыль. Мы стояли в оцеплении со стороны Беларуси. Задача: сохранить дома и имущество граждан. То, что говорят, будто никто тогда из зоны не выехал, сплетни. Граждане были послушными и государству верили. Сказали, что нужно уехать, сели в автобусы и уехали. Разъяснили, что когда все закончится, всех вернут. Оставаться опасно.

Но… Ты понимаешь опасность, когда на тебя нацелен ствол оружия, а тут… Сады цветут, красота. А смерть рядом, но она невидима. Видимо, многие этого не понимали. В том числе мародеры. Стоишь на посту, подъезжает развалюха «копейка». Обратно тот же человек едет на новенькой «шестерке», салон забит вещами. То, что на машине радиоактивная пыль, что сама машина, успевшая постоять в гараже или во дворе, сама радиоактивна, никого не останавливало.

Много мародеров задержали тогда. И ведь рядом в двух шагах люди совершали подвиг, возводя саркофаг. Из моего взвода, по моим последним данным, в живых осталось всего 12 человек. И они только в оцеплении стояли.

Был еще Северный Кавказ. Всего и не упомнишь. Я человек в погонах и продукт этой системы.

– Сложно? Система ведь порядком изменилась? Многие не смогли пройти переаттестацию.

– Я из системы никогда не выходил, поэтому перемены для меня не были столь болезненными. И потом, эти перемены проходили не без моего участия. В любой перемене я видел рациональное зерно. Конечно, хочется, чтобы зарплата соответствовала тем временам, когда я начинал.

– В те годы милиция считалась частью элиты общества.

– Так и было. И все-таки мы идем в систему не за деньгами. Да, коррупцию еще полностью не изжили. И мы о таких случаях узнаем. Благодаря изменению полностью закрытой системы. Это как раз рациональные перемены. Что могу сказать по этому поводу? Возможно, жизнь у коррупционеров была яркой, но короткой. Я вот вспомнил как раз к месту, как провожали на пенсию моего учителя, полковника Владимира Горелова. Легенда сыска генерал Антонов говорит тост: «Володя, если вдруг ночью ты услышишь стук в дверь, спи спокойно. Это не к тебе. Ты пришел в систему с чистыми руками, и с чистыми руками уходишь. А это дорогого стоит».

У меня пятеро детей. Конечно, ради детей на многое пойдешь, но не на все. Иначе как потом я буду смотреть им в глаза?

Андрей ВАРТИКОВ

 
Статья прочитана 452 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Контакты

Наименование – сетевое издание «газета-вся-тверь.рф»

Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ № ФС 77 — 73363 от 24.07.2018 г.

Учредитель – МКУ «ИИЦ «Вся Тверь»

Связаться с нами

Телефон: (4822) 41-56-53