Я чувствую себя королём только на сцене!

Филармония готовит очередной сюрприз своим зрителям. 21-22 мая на ее сцене пройдет «ОпереттаЛенд»! Увидев в афише имя солиста Ильи Шкадина, я просто не мог не воспользоваться служебным положением и не встретиться с любимым исполнителем. Собственно, наш разговор и начался с обсуждения предстоящих концертов.

Он молод, привлекателен и талантлив. Каждое его выступление заканчивается овациями и восторженными криками «браво». Что бы он ни пел: нашу или иностранную эстраду, военную песню. У него пока нет высоких званий, но совершенно точно одно: он кумир тверских поклонников музыки.

– Илья, вы чувствуете себя легко в любых песенных форматах. Сейчас придется петь песни из оперетт. А есть ли у вас какие-то личные пристрастия? Мне сложно представить, что молодой человек ваших лет любит только академический репертуар.

– Современная молодежная поп-музыка построена на трех нотах. Скучно. В филармонии в основном требуется исполнение хорошей эстрады. Она весьма разнопланова. И я всегда открываю для себя что-то новое. И учусь. При этом не могу сказать, что мое сердце отдано какому-то одному направлению. А вообще-то, я мог и не стать певцом. Я ведь окончил музыкальную школу по классу виолончели.

– Неужели вы не понимали, что у вас хороший голос?

– Понимал. Точнее, стал понимать лет с пятнадцати. Пел дома, слушал себя и понимал – нравится. Во всяком случае, меня все в моем исполнении устраивало.

– Вы только для себя пели? А друзья? Или вы не играли в футбол, не хулиганили, не собирались компаниями? У вас было нормальное детство, или это было детство, простите, «ботаника», боящегося за свои пальцы?

– У меня было обычное нормальное детство. Правда, в футбол не гонял. Так случилось, что в нашем дворе доминировали девчонки. Они и правили балом. Но в «Дочки-матери» все-таки не играли. Было множество подвижных игр, но футбол в программу не входил. Я сам захотел заниматься музыкой. Семья поддержала. Правда, хотели, чтобы я обучался на фортепиано. Мест не было. Спросили: «Хотите на виолончель?» Прикольный экзотический инструмент. Я согласился. У меня родители – обычные инженеры, поэтому никто не планировал делать из меня Ростроповича. Да, папа любит петь, мама не чужда искусству, но не больше. Нас в семье четверо детей, никто кроме меня по музыкальной линии не пошел.

– Более того, вы не только освоили виолончель, но еще и запели.

– И даже в компаниях.

– Понимая, что у вас хороший голос, пользовались этим и завоевывали дамские сердца?

– Думаю, что пользовался. Я ведь в студенческие годы застал еще то время, когда во дворах и подъездах собирались компании и пели под гитару. К сожалению, эта дворовая культура сегодня уже практически умерла. А ведь классное время было!

– А сейчас пользуетесь?

– В интернете постоянно что-то пишут поклонницы. Недавно мы с «АРТэЛЬю» были на конкурсе «Московская весна а капелла». После концерта у себя на странице прочитал: «Во время вашего исполнения я чувствовала мурашки в верхней части ног!»

– Ощущаете себя идолом?

– Хочется так себя чувствовать. Но я точно знаю – зазнаваться нельзя. Хотя когда ты выходишь на сцену, королем ты себя чувствовать просто обязан. Но только на сцене. Как только сошел, корону нужно снимать. Чтобы не обижать тех, кто является твоим поклонником.

– Вопрос напрашивается сам собой. У вас есть любимая девушка?

– Есть. Но она моя коллега. Поэтому ей понятно, что поклонницы – это только атрибут профессии. И у нее наверняка есть поклонники. Поэтому к этому факту мы относимся спокойно. Есть доверие друг к другу, остальное кажется мелочью.

– Понимая, что у вас сильный голос, не чувствуете зависти к безголосым «звездам»?

– Зависти нет. Но и желания останавливаться на достигнутом тоже нет. Мне очень комфортно в филармонии. У нас замечательный коллектив. Я не могу не оценить того, что Андрей Кружков взял меня солистом сразу после того, как я окончил учиться пению. Я благодарен ему за то, что он сумел разглядеть во мне потенциал. Ведь здесь все заслуженные и народные! И встретили меня не в штыки. Редкий случай: у нас нет борьбы между собой, нет конкуренции. Мы все делаем общее дело. Любой концерт это что-то цельное, иначе невозможно.

– Нет даже борьбы за то, кто будет закрывать этот единый концерт? В свое время из-за этого убили певца Игоря Талькова.

– А я еще знаю случай с Лещенко и Кобзоном. Был спор, кто будет закрывать концерт песней «День Победы». В итоге песню они пели вместе. У нас мудрое руководство. Если вы обратили внимание, то чаще всего заключительную песню концерта мы поем все вместе.

– Вы сказали, что встретили вас не в штыки. Неужели все так благостно? Неужели заслуженные и народные никогда не делали вам замечаний.

– Если делали, то не без причины. Как-то я опоздал на выездной концерт. Мне так и сказали: «У нас здесь полная маршрутка заслуженных и народных, ты что себе позволяешь!» Поделом. С тех пор я ни разу не опаздывал. И все-таки в нашем коллективе царит доброжелательность. Кто-то из старших коллег старается помочь профессиональным советом. Объяснять это сложно и долго, но после таких советов, действительно, песня удается лучше.

– А чем-то помочь в ответ заслуженным и народным удается?

– Случалось. Как-то Вадим Васильевич Тирон забыл взять на концерт туфли. Подошли мои.

– Я чувствую в ваших словах интонацию «и все-таки».

– Хочется развития. Я очень люблю наших тверских зрителей. Но хочется покорить и другие вершины. А для этого нужно учиться и учиться. Сейчас учусь в Москве оперному искусству. Получу высшее образование и буду штурмовать эти самые вершины! Думаю, что это нормально для любого творческого человека.

Андрей ВАРТИКОВ

 
Статья прочитана 189 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Телефон: (4822) 41-56-53