Горний мир поэта

Спустя двадцать два года после смерти Пушкина Аполлон Григорьев написал: «Пушкин — наше всё». Интересно, что спустя еще несколько десятилетий Марина Цветаева заметила, что Пушкина у нас любят и уважают не столько за его творчество, сколько за то, что в центре Москвы ему поставлен многометровый бронзовый памятник. Дескать, если ему поставили такой серьезный и дорогой монумент, значит, он того заслужил. Вот потому и ценят. Какое из этих утверждений ближе к истине? На мой же взгляд, оба. Как это ни парадоксально, свидетельствуют о том, что Пушкин все еще остается недооцененным. Просто и Григорьев, и Цветаева с разных сторон взглянули на явление, имя которому Пушкин.

Новая энергия слова

Конечно, произведения Пушкина есть во всех школьных хрестоматиях, его именем названы города, улицы, площади, корабли, а если вы спросите, кто в России главный поэт, то, скорее всего услышите: «Пушкин». Это серьезные аргументы в пользу высказывания Аполлона Григорьева. И все-таки недооцененный. Почему? Да хотя бы потому, что от Пушкина мы не только получили великое литературное наследие, но и еще язык. Мы забываем или просто не знаем, что язык, на котором говорили русские люди до Пушкина, очень сильно отличался от того, на котором мы говорим сейчас. Именно благодаря Пушкину, его творчеству, мы сейчас говорим и думаем так, как говорим и думаем. Конечно, Пушкин был не один, кто создавал этот новый русский язык. Баратынский, Катенин, Лермонтов… Имена поэтов и писателей, чье творчество в первой половине XIX века оказало сильнейшее влияние на формирование нового русского литературного языка, а, следовательно, и общенародного, можно перечислять и перечислять, но именно Александр Сергеевич Пушкин возглавил славную когорту этих делателей. Можно сказать, что письменность нам дали святые Кирилл и Мефодий, а Пушкин «подхватил их эстафету», и мы теперь изъясняемся не на языке Тридиаковского и Херас­кова, а на пушкинском.Чтобы понять разницу между этими языками, достаточно одного примера. Фраза «франт идет по бульвару из цирка в театр» на допушкинском языке звучала бы так: «хороширище грядет на гульбище из ристалища на позорище». Есть разница? История не любит сослагательного наклонения, но все-таки представьте, что Петр I не приказал закладывать северную столицу. В таком случае у нас не было бы Петербурга. Ну, может, построили бы и даже наверняка построили бы в том месте со временем какой-­нибудь населенный пункт, но это был бы, вероятнее всего, обычный, мало чем примечательный город, а не тот блистательный Петербург, который мы знаем, которым гордимся. И точно также, если бы не было Пушкина, мы бы сейчас имели другой русский язык. Вместо «франт» говорили бы «хороширище», а театр называли бы, пожалуй, позорищем. Наполнив язык новой энергией, Александр Сергеевич открыл русскому обществу новый мир, создал новый строй мысли. Но отдаем ли мы отчет, какую великую роль сыграл он в жизни страны, в жизни каждого из нас? А потому, думается, что, хотя мы охотно и часто воздаем великому поэту должное, давая его имя площадям и улицам, но взятое у него «в долг» еще нами в полной мере не осознано.

Тверской «кабинет» поэта

В жизни Пушкина много связано с Тверским краем. Он много раз бывал тут проездом, подолгу гостил в наших краях у друзей, влюблялся здесь, ссорился и мирился с друзьями. О пребывании поэта в наших краях и в Твери сохранилось немало воспоминаний, в том числе весьма любопытных. О том, как он намеревался драться здесь на дуэли. Или о том, например, как сидел на подоконнике гостиницы Гальяни в Твери и «глотал персики».

Многие тверские впечатления, конечно, нашли свое отражение в его творчестве. И не только в игривых «гастрономических» стихах: «У Гальяни иль Кальони закажи себе в Твери с пармезаном макарони да яичницу свари» и тех, где он высказывал восторг по поводу пожарских котлет.

Недаром из Павловского, что в Старицком уезде, Пушкин писал: «Петербург – прихожая, Москва – девичья, деревня же – наш кабинет». В «тверских кабинетах» Александр Сергеевич писал седьмую главу Онегина, «Анчар», «Зимнее утро», «Цветок». А сколько в них было задумано! Анне Керн, которая воспитывалась в имении Вульфа в Берново, поэт посвятил стихотворение «Я помню чудное мгновенье» – шедевр мировой лирики. В Берново были найдены сюжеты для разных произведений, в том числе – для драмы «Русалка» и т.д. Литературоведы написали множество работ о тверских мотивах в творчестве Пушкина, краеведы изучили тонны документов, чтобы составить более полное представление о пребывании поэта в нашем крае. В 1970 году в Берново, в Старице, в Твери стали проводитьсяежегодные Пушкинские праздники. Еще через два года география их расширилась: Торжок, Калязинский район, Погорелое Городище. А в 1992-1993 годах в Твери состоялись первые в стране научные конференции «Пушкинисты Европы».

Пушкинские праздники

Каждый год в Тверском регионе и, разумеется, в его областной столице, широко отмечаются дни рождения Пушкина. И в нынешнем году у нас состоялся ежегодный Пушкинский праздник. Многие наши творческие коллективы хорошо потрудились, подготавливая представления для тысяч людей, съехавшихся на эти торжества в канун дня рождения поэта. Особо следует отметить Тверской колледж культуры имени Львова, преподаватели и студенты которого подготовили в этом году интересную программу праздника. Так, в Берново он прошел под слоганом «Я ехал к вам». Гости в тот день наблюдали «Пушкина», который вновь посетил этот любимый его сердцу уголок, приехав сюда в «кибитке», слушали выступления современных поэтов и литераторов, смотрели фрагменты постановок ТЮЗа и Тверского кукольного театра, выступления певческих и танцевальных коллективов, мастеров разных жанров, или же просто бродили по усадьбе, любовались ею и прудами, как это делал когда-то Александр Сергеевич. Многие побывали в музее, расположенном в усадьбе. Вот зала, где вальсировал поэт, вот специальные ножи из слоновьей кости, которыми в те времена разрезали книги. В первой половине XIX века – такова тогда была особенность полиграфии – страницы книг, чтобы читать, нужно было сначала разрезать. А всего в этом музее, открытом 6 июня 1971 года, собрано более двухсот экспонатов, демонстрирующих предметный мир той эпохи. К слову сказать, о пребывании Пушкина в Берново, где, как считают некоторые исследователи, он провел в общей сложности порядка месяца, есть немало легенд-быличек. Приведу лишь две.

Легенды-былички

Известно, что поэт далеко не всегда любил декламировать свои произведения на публике. Однажды хозяйка усадьбы долго упрашивала Пушкина почитать ей что-нибудь. Александр Сергеевич поначалу отнекивался, но дама продолжала настаивать. Тогда поэт вышел из комнаты, и вернулся в нее в нее с Псалтырем, который и стал читать.Вторая легенда рассказывает о том, что местной речке неподалеку от имения Вульфов, утопилась дочь мельника, когда ее возлюбленного отдали в солдаты. Пушкину показали омут, куда она кинулась, и поэт поведал об этой трагической истории любви в драме «Русалка».

Что было чистой правдой, а что вымыслом, мы уже никогда не узнаем, но достоверно то, что впечатления от Тверского края не только отразились в творчестве Пушкина, но и оказали влияние на его мировоззрение. Недаром же именно здесь поэт написал: «Иные мне нужны картины, люблю песчаный косогор, перед избушкой две рябины, калитку, сломанный забор…» Эти строки из «Евгения Онегина» некоторые литературоведы считают своего рода основой реализма.

Открытия и откровения

 

В Петербурге на Мойке, 12, в последней квартире Пушкина под лестницей лежат стопки журналов, издававшихся поэтом. Служители музея пояснили мне, что эти экземпляры не были распроданы при жизни поэта и потому нашли здесь свое пристанище. Этот факт – аргумент в пользу мнения Цветаевой: Пушкина люди ценят не за его творчество, а за памятник ему. И это при том, что уже во времена жизни поэта многиепонимали: Пушкин – это наше национальное достояние, наша гордость. А иные уже тогда считали его пророком, посланником небес. Неслучайно же Аполлон Григорьев написал эти знаменитые слова: «Пушкин – наше все». Все так, но популярнее и, во всяком случае, тиражнее Пушкина в те времена были другие авторы. Скажем, автор многочисленных стихов и романов и совершенно забытый ныне Нестор Кукольник. Недавно посчитали: на современные деньги Пушкин получил за «Евгений Онегина» порядка миллиона рублей. Сумма, конечно, немалая и по нынешним временам, но справедливая ли по отношению к его бессмертному произведению? Думается, Пушкин недооценен по той простой причине, что рядовой человек живет земным, тяготеет к земному, к тому, о чем писал Кукольник и о чем пишут сейчас многие популярные авторы. Осознавая душойвеличие поэта-пророка, не всякий читатель, однако, может долго пребывать в его «мире», осмысливать его в полноте – это, вероятно, и имела в виду Цветаева. Это мир – горний, недоступный. Мы можем лишь зрить его фрагменты, явленные нам гением. Но горний мир бескраен, и это вдохновляет. Пушкин – наше все, а, значит, впереди нас ждут новые открытия и откровения.

P. S.

Ко дню рождения Пушкина я тоже приготовил ему подарок – цикл работ на пушкинскую тему: «Болдинская осень», Шамаханская царица», «Исполнил мечту Пушкина – он в Париже», «Огни Мойки. 1836 год».

 Евгений Новиков

 
Статья прочитана 50 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Горний мир поэта"

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Внимание: все отзывы проходят модерацию.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Телефон: (4822) 41-56-53