Служба дни и ночи

Серию рассказов о сотрудниках уголовного розыска сложно представить без истории о самом главном сыщике области. Обычно начальники такого ранга требуют всяческих согласований, просят прислать перечень вопросов, но тут все обошлось без бумажной волокиты. Начальник управления уголовного розыска УМВД по Тверской области, полковник полиции Олег Кудрявцев согласился ответить на все мои вопросы без каких-то предварительных условий.

–Олег Викторович, вы в уголовном розыске с самого начала службы или пришлось поработать и в других подразделениях?

– Я пришел стажером в уголовный розыск Московского райотдела Твери в 1996 году. Так с тех пор в уголовном розыске и тружусь.

– Это ведь были сложные годы для силовых структур. Доверия никакого, с зарплатой проблемы, да и преступность подняла голову. Лихие девяностые, одним словом.

– Мой выбор был сделан гораздо раньше. Отец офицер, мама – настоящая офицерская жена. Такие понятия, как любовь к Родине, честь, долг, со мной с детства.

– Так почему не пошли по отцовским стопам?

– Возможно, виновата романтика. Фильмы и книги сыграли свою роль. «Петровка, 38», «Место встречи изменить нельзя». Я ведь сразу решил, что только уголовный розыск. Мне казалось, что это очень творческая профессия. То, что на моих плечах все-таки будут погоны, примирило моих родителей с моим решением. Родину защищать можно и будучи милиционером. На самом деле они всегда говорили, что право выбора за мной.

– Значит, все-таки романтика: погони, перестрелки, задержания…

– Тут нечто большее. Не просто погони, а борьба добра со злом. И добро всегда должно побеждать! Воспитывался я ведь на хорошей литературе и фильмах. По тем книгам, что печатают сегодня, по современным детективным сериалам сложно воспитать хорошего гражданина. Посмотрит наш обыватель «Глухаря», и у него появляется твердое убеждение, что в милиции ничего не делают, только получают деньги. В уголовном розыске такое просто невозможно. Предатели в коллективах не приживаются. Любое серьезное мероприятие выявляет недостатки моментально. Струсил, поленился – всё на виду. Здесь нет нормированного рабочего дня, нельзя в шесть вечера закрыть папку и отправиться домой. Как в песне, служба дни и ночи.

– Творческая профессия. Ваши ожидания оправдались с первым делом?

– Нет. Просто потому, что, будучи молодым сотрудником, самостоятельно никаких дел я не вел. Все решалось коллективно. Я только выполнял поручения. И поручения эти были бумажной работой. С годами я понял, что заполнение документов – штука очень важная, но тогда, конечно, ничего кроме скуки не испытывал. Ведь пока я сидел с бумагами, мои коллеги задерживали преступников! Словом, реальность оказалось очень далекой от романтики. Не понимал я тогда, что если ошибся при заполнении бумаги, написал одну букву неверно, то находящийся в федеральном розыске преступник может гулять спокойно.

Через два месяца не выдержал и пошел к начальнику: больше не могу, переведите на любую другую работу! Начальник выслушал меня и неожиданно согласился с моими доводами. И меня перевели, говоря служебным языком, на линию раскрытия преступлений ненасильственного характера. Это всевозможные кражи: из машин, квартир и прочие.

– И бумаги закончились?

– Нет, но коллектив оказался дружным, наставники замечательными. Втянулся. Работа к тому же была по-настоящему живой. В районе пошла серия краж. Запомнилось дело потому, что было неординарным. Ничего подобного за годы моей службы уже не случалось. Преступники грабили квартиры, пользуясь альпинистскими навыками и соответствующим снаряжением. Спускались по веревке в квартиры с крыши. Длительное время мы никак не могли найти хоть какую-то зацепку. Да, улики были. Не бывает такого, чтобы преступник не оставил следов. Было и понимание того, как совершается кража. Но дело это никак не продвигало. Помогло стечение обстоятельств. Жители одного из домов заметили подозрительное, на их взгляд, движение людей. Кто-то завис между пятым и шестым этажом девятиэтажки. Выехали на место. Определили квартиру. Никто не открывает, но мы понимаем, что там кто-то есть. Вызвали коллег, чтобы провести оцепление. Встали под окнами, у подъездов. В конце концов, дверь открыли. В квартире была пара: женщина-­акробат и мужчина, как оказалось, спортсмен. Пойманные на месте преступления, они сдали и остальных членов банды. Все получили реальные сроки.

– То есть подобного интересного преступления вы уже не раскрывали?

– Это был коллективный труд, причем и коллег из других районов.

– А было ли дело, после раскрытия которого вы поняли, что состоялись как сыщик?

– Через два года работы по квартирным кражам меня перевели в отдел по розыску угнанных машин. Раскрываемость в те годы, сами понимаете, какая была. Я возглавил одну из групп.

– Расстрельная должность…

– Практически. В те годы ежедневно угоняли две-три машины. Но я уже имел опыт. Я уже умел добывать информацию в нужных источниках. И опыт помог. Именно мною собранная информация помогла установить нахождение одной из угнанных машин. «Десятка» со всеми признаками угона (сломанный руль) находилась в Калининском районе. Выехали на место. Действительно, руль сломан. Открыли багажник, а там коврик со следами крови. Устроили засаду. Машину, по моим сведениям, должны были купить. Пришли три или четыре человека, уже не помню. Задержали. Сопротивления они не оказали, видя, что у всех табельное оружие. Вообще, чаще всего обходится предупредительными выстрелами. Действует. Лично мне никогда не приходилось стрелять на поражение. Но случаи такие знаю. Их единицы. Так вот, из показаний покупателей мы установили личности преступников. Один из преступников, когда мы его выводили с адреса, решил сбежать. Наручников в те годы не хватало, вот он и сумел толкнуть одного из сопровождающих. Стали догонять. Адреналин! Быстро бегал гад, пришлось дать предупредительный. Успокоился. Остановился.

– Адреналин, но не страх. Вы ведь знали, что у него нет оружия. А были случаи, когда, приезжая на  вызов, вы знали, что возможно сопротивление? О чем в эти моменты думали?

– Даже когда нет информации о наличии огнестрельного оружия, я не терял бдительности. В нас и ножи кидали, и топоры. Об этом нельзя забывать. Вообще, нужно быть готовым к любой неожиданности. Но всего, видимо, не предусмотришь. Как-то во время допроса человек, с которым я уже вроде нашел общий язык, который уже стал давать показания, взял, да и бросился в окно. Третий этаж старого здания. Разбился бы однозначно. Но я успел схватить его за ноги. Опыт не сразу появляется. Теперь я наверняка ограничил бы его в движении или не снял бы наручники. Такие случаи запоминаются. Своей неординарностью. И прибавляют опыта. Есть, конечно, и забавные эпизоды. Мы тогда пришли на адрес, для того чтобы задержать известного авторитета по кличке Гудок (участник многих громких разбойных нападений на граждан). А в этот момент была какая-то масштабная акция. Личный состав отправлен на охрану общественного порядка. В отделе практически никого еще и потому, что летнее время – многие в отпусках. Собирали звонками со всех других отделов, даже тех, кто дома находился после дежурства. Одним из таких сотрудников оказалась моя наставница Элеонора Кузьмина. Заехать в отдел за табельным оружием она не успевала и приехала с сумочкой, из которой вытащила гантель.

Но вернусь к угонщикам. Мы их задержали. Дальше потянулась целая цепочка, причем в одном из случаев одни преступники угнали машину у других. Это была обнаруженная мною «десятка». Хозяев убили в Вышневолоцком районе. Компьютерной базы тогда еще не было, и машина даже в угоне не числилась. В общем, то, что именно мною полученная информация помогла распутать целую цепь преступлений, то, что я лично участвовал во всех мероприятиях, принесло мне понимание того, что я недаром хлеб сыщика ем. Немного позже моё понимание разделило и высокое начальство. Я уже возглавлял к этому моменту областной отдел по угону. Меня наградили медалью «За отличие в охране общественного порядка». Эта государственная награда мне особенно дорога, потому что получена за раскрытие конкретного резонансного дела. В 2006 году мы задержали бандитскую группировку, занимающуюся угонами машин. Сложность заключалась в том, что нужно было одновременно зайти в 23 адреса. Все прошло без эксцессов, за исключением двух или трех адресов. Пришлось применять спецсредства и вызывать СОБР и спецназ УФСИНа. В итоге раскрыли 38 краж и еще 68 эпизодов преступной деятельности.

– Больше двадцати лет службы. Вы сильно изменились за эти годы? Остались ли те цели, с которыми вы шли на службу? Остался ли романтизм?

–  Он никуда не исчез. Я не кабинетный человек. Случается, и на задержания выезжаю. А цель борьбы со злом просто стала более масштабной. Теперь я борюсь со злом вместе с большим коллективом.

Андрей ВАРТИКОВ

 
Статья прочитана 292 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Контакты

Наименование – сетевое издание «газета-вся-тверь.рф»

Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ № ФС 77 — 73363 от 24.07.2018 г.

Учредитель – МКУ «ИИЦ «Вся Тверь»

Связаться с нами

Телефон: (4822) 41-56-53