Такая нескорая скорая. А что делать?

Про то, что в системе общественного здравоохранения страны в целом, и нашей Тверской области в частности, есть масса проблем, наши сограждане неплохо осведомлены. Причём ситуация год от года отчего-то лишь усугубляется. На специализированных медицинских форумах люди открыто говорят про развал первичного звена медицинской помощи. В том числе и службы СМП. И начало нынешней недели, увы, такое мнение лишь подтвердило…

Вот только несколько сообщений тверских СМИ за 1–3 июля с.г. В воскресенье, 1 июля около 12 часов 26-летний молодой человек, находившийся в помещении ветеринарной поликлиники на Скворцова-Степанова, 84, почувствовал себя плохо. Ему вызвали скорую, но, когда она приехала, он уже скончался. На следующий день, 2 июля, очередной пациент, не дождавшись «неотложки», тоже умер. Им по иронии судьбы оказался бывший сотрудник службы скорой помощи, где он когда-то работал водителем. Во вторник, 3 июля, 67-летнему мужчине стало плохо в дачном поселке «Светлый», что расположен буквально у городской черты. В сообщении об этом случае говорилось:

«Родственники многократно молили о приезде и помощи скорую. Звонили в скорую Калининской ЦРБ, пробовали через старшего дежурного врача Тверской скорой. В ответ слышали «бригад нет» и брошенную трубку (телефон 42-28-37). Прошло около 20 минут от вызова, к нему никто не поехал. Он умер на огороде, к нему даже не выехала бригада».

Не правда ли, приведенные тут факты чем-то напоминают сводки с поля боя, где гибель людей, по сути, предопределена? Поэтому нет ничего удивительного в том, что на форумах и в соцсетях возникло горячее обсуждение.

В числе высказываний тверитян были комментарии ругательного характера в адрес наших медиков. Но были и попытки вникнуть вглубь проблемы. В частности, говорилось о том, что тверская ССМП способна обеспечить выход на линию лишь половины скоропомощных бригад (норматив – 1 бригада на 10 тыс. населения). Вспоминали и уже имевшее место требование губернатора Игоря Рудени навести порядок в работе скорой помощи.

Если говорить о позиции областного Минздрава по поводу случившегося, то там произошедшее обсуждалось. И даже были предприняты меры по проведении расследования воскресного случая, по поводу которого во вторник, 3 июля, на официальном сайте ведомства появилось следующее сообщение:

«По информации, опубликованной 01.07.2018 на сайтах СМИ Тверской области о смерти молодого мужчины в ветеринарной клинике и о «скорой, которая, по словам очевидцев, приехала только через 40 минут после вызова», Министерством здравоохранения Тверской области проведено служебное расследование.

После анализа аудиозаписей телефонных разговоров диспетчеров скорой медицинской помощи ГБУЗ ТО «Тверская станция скорой медицинской помощи» и вызывающих абонентов установлено, что вызов скорой медицинской помощи к мужчине поступил в ГБУЗ «ТССМП» в 11:54.

Бригада №13 СМП указанной медицинской организации прибыла на место в 12:05 (время доезда бригады СМП до пациента составило 11 минут). После осмотра мужчины медицинские работники провели сердечно-легочную реанимацию.

В 12:11 вызвана бригада интенсивной терапии Тверской станции СМП, которая прибыла на место вызова через 9 минут и продолжила реанимационные мероприятия.

В 12:30 бригадой интенсивной терапии СМП ГБУЗ «ТССМП» констатированы признаки биологической смерти.

Время доезда бригад ГБУЗ «ТССМП», обслуживших данный вызов, соответствовало нормативному времени, утвержденному приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 20.06.2013 №388н «Об утверждении порядка оказания скорой, в том числе скорой специализированной, медицинской помощи». Нарушений тактики проведения реанимационных мероприятий не выявлено».

Трудно сказать, кого бы могло удовлетворить подобное объяснение. По словам одного из руководителей Минздрава Тверской области, главной проблемой по прежнему остаются квалифицированные кадры, точнее, их отсутствие. Соседние с нами Москва и Подмосковье перетягивают к себе кадры из нашего региона. Там-де и зарплаты много больше, чем у нас, и условия труда получше будут, и, если верить соцсетям, то и отношение работодателя к персоналу благожелательнее… Что-то министерство, конечно, делает для изменения положения вещей, например, пытается добавить каких-то денег, но это почти не помогает.

Автору этой статьи пришлось столкнуться с еще одним весьма распространенным среди медиков мнением, объясняющим кризис скорой. Одна из сотрудниц Минздрава с возмущением говорила о наших согражданах, которые, вместо того чтобы оказать хоть какую-то помощь попавшему в беду человеку, начинают снимать человеческие муки на телефон. А потом еще ёрничают в соцсетях в отношении беспомощности медиков… Надо сказать, очень верное наблюдение: увы, для определенной категории людей понятие взаимопомощи стало чем-то очень далеким и ненужным. Как будто никакая беда их самих никогда не настигнет.

И все-таки… Можно ли только финансовыми вливаниями разрешить все проблемы скорой? Или это только отсрочит ее крах?

По моему глубокому убеждению, причина всех сегодняшних бед здравоохранения заключается в несоответствии социалистических принципов заложенных еще на заре Советской власти первым наркомом здравоохранения Семашко: «врач идет к пациенту» с нынешними рыночными реалиями. К первому народ приучали десятилетиями. Последние – как ушат холодной воды на голову. С одной стороны мы имеем сугубо потребительское отношение пациента: вынь да положь мне услугу. С другой – массовый исход медиков из «первичной медицины» (в частности, из скорой) из-за беспрецедентного роста нагрузок, не соответствующих ни зарплате, ни мере ответственности.

А ко всему прочему в последние несколько лет добавилось существенное изменение отношение общества к медицинской профессии. Это и многое другое уже должно бы стать поводом для радикальных перемен в сторону совершенно иного принципа: «пациент ищет врача».

И не нужно тут охать и ахать, пытаясь обвинить автора и его сторонников в геноциде. В той же, например, Германии, Израиле и США, где медицина считается гораздо лучше российской и куда стремятся на лечение наиболее удачливые наши сограждане, нет ни вызовов врача на дом, ни такой скорой помощи, как у нас. Нет там такого, чтобы вызывать к себе врача «померить давление» или пожаловаться на плохой сон, или по поводу «сопелек» у дитяти. У нас это считается нормой, которую никто пока не отменял.

Если говорить о ССМП, то один из вариантов – врачей «неотложки» необходимо переводить в приёмные отделения больниц, превратив их в стационарные отделения скорой помощи. А «на колёсах» оставить фельд­шеров или парамедиков (которых у нас пока нет), их направлять на вызовы пациентов в случаях, когда те чувствуют боль в грудной клетке, у них кровотечение, судороги, роды, ДТП, тяжело дышать и так далее. Но не в случае, если заболел зуб или поранен палец, когда пациент резал салат. Или поднялась температура аж до 37,2 градусов…

В медицинской среде давно идет дискуссия о том, в каких случаях нужно вызывать скорую помощь. Это проблема не только России, но и Запада. Считается, что наиболее продвинутые в плане организации первичной медицинской помощи – социально ориентированные страны Скандинавии. Кажется даже, что у них нет никаких проблем. Но, оказывается, скорую помощь там тоже вызывали по любому поводу. Они даже пошли на то, чтобы ввести плату за вызов скорой: в Финляндии берут один евро, чисто символическую плату, а в Швеции – около 10 евро за каждый выезд. Это для населения незначительная сумма, но вызовов стало меньше, люди стали задумываться, прежде чем обращаться в скорую.

Виктор БОГДАНОВ

 
Статья прочитана 122 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Контакты

Наименование – сетевое издание «газета-вся-тверь.рф»

Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ № ФС 77 — 73363 от 24.07.2018 г.

Учредитель – МКУ «ИИЦ «Вся Тверь»

Связаться с нами

Телефон: (4822) 41-56-53