Короткая жизнь адвоката

В первых двух главах рассказывается о том, как разбился самолет, в котором перевозилась крупная сумма денег. В катастрофе погибли родители молодого адвоката Строева, которые везли ему деньги на покупку квартиры.

…Только легкий парок да неприличные словечки срывались с губ адвоката, когда он возвращался к своей машине. Не желая вновь идти по раскуроченной дороге, Строев пошел назад напрямки, через поля. Вскоре он понял, что поля эти годны для ходьбы не более, чем дороги. Возвращаться же на дорогу уже не было смысла – много уже пройдено. Вот и летели словечки.

«Записать бы на диктофон и прокрутить на судебном заседании, – думал он. – Как новое слово в адвокатской практике. Вот бы раскраснелись щечки всегда такой щепетильной судьи Зориной. Впрочем, еще неизвестно, как заговорила бы сама эта щепетильная тетя, если б пришлось ей идти тут в одиночестве. Может, это у меня бы раскраснелись щечки».

Адвокат представил, что именно и как сказала бы судья Зорина, провалившись по пояс в снежную лунку, и засмеялся.

Он не был похож на человека, только что увидевшего место, где погибли его родители. И хотя в его кармане и лежал целлофановый пакет с горстью мерзлой земли рокового поля, Строев был слишком разгорячен ходьбой, слишком молод, и будущее занимало его куда больше, чем прошлое.

Когда он добрался до машины, где-то далеко раздался ружейный выстрел. Может, это старик, докуривший свою удивительную цигарку, выстрелил в надоевшее воронье на кронах старых ив. А может, себе в грудь, устав от ее клокотания. Или стрелял кто-то другой, празднуя свалившееся с неба богатство. Кто знает. Юрка-то рядом не было.

Строев завел двигатель и через пять минут выехал на дорогу.

Глава 3

Катенька

«Катя, Катенька, Котенок, Катеринка», – Строев летел на своей подержанной иномарке в город.

«Катеринка…» – тут адвокат вспомнил читанное когда-то: екатеринками называли деньги. Червонцы, кажется. Но Катя на деньги вовсе не падкая. Всегда готова ими поделиться. Хотя какие деньги могут быть у секретаря адвокатской конторы, студентки-заочницы юридического колледжа? Ну, родители, конечно, помогают, живут в какой-то деревеньке наподобие Дьяконовки, держат пяток кур да козу. И если папенька не пропьет, мать вышлет дочери прибыль с козьего молока.

…Катя понравилась Строеву с первых же дней его работы в адвокатской конторе. Милая стройная девушка с наивными глазами.

Она подходила к сейфу и наклонялась к нижнему его ящику: майка ползла вверх по ее спине, показывая всякий раз Строеву тонкую голую талию и белоснежную полоску трусов. Бумаги, которые могли потребоваться Строеву, Катя держала в нижнем ящике, а то, что могло понадобиться, например, начальнице Форш Ольге Фридериковне – неизменно в верхнем.

А как это случилось в первый раз? А очень даже просто. Как яблоко падает с яблони. Как-то Строев и Катя остались вдвоем в конторе. Пили чай, болтали.

Катя встала, подошла к сейфу и как обычно наклонилась к нижнему ящику. Он подошел сзади, присел на корточки и положил ей руки на талию. Катя ждала этого, она была покорна, как лошадь, соскучившаяся по седлу.

…Он сидел, прислонившись к сейфу. От сейфа по паутинке вверх бежал проворный паучок.

Внизу по лестнице загрохотали шаги.

– Дверь! Дверь забыли запереть! – Катя вскочила и, комкая в руках трусики, брызнула к своему рабочему месту. Строев заполошно вскочил с пола и стал натягивать брюки. Он едва успел застегнуть ремень, когда в приемную вошел его коллега, адвокат Зализняк.

Виктору Ивановичу Зализняку было сорок пять лет, это был опытный, дорогой адвокат, но в конторе над ним часто подтрунивали из-за его фамилии.

…Катя, неподвижная, как и муха, нашедшая зимний покой меж двух оконных рам, замерла за своим столом. Катя была совершенно погружена в чтение бумаг, Строев стоял лицом к окну.

– Что-то вы сегодня припозднились, – сказал Зализняк, подозрительно шмыгая носом.

– А ты чего вернулся? – равнодушно поинтересовался Строев, оборачиваясь.

– Да кое-что забрать нужно, – черненькие глазки Зализняка бегали от Кати к Строеву и назад.

– Неужели догадался? – тревожным шепотом спросила Катя, когда Зализняк ушел в свой кабинет. – Вот мы попали!

Приют скитальца

Адвокатская контора с закрытой изнутри дверью была едва ли единственным местом, где они могли заниматься сексом, не опасаясь посторонних ушей и глаз. Если не считать «подворачивавшиеся» иногда квартиры друзей и гостиничные номера. Катя жила в общежитии в комнате с двумя соседками, у Строева тоже не было нормального жилья.

Вообще, с местами проживания Строеву в этом городе не везло. Когда только поступил в университет, жил некоторое время в университетском общежитии. Но, к счастью, его оттуда быстро выгнали. К счастью, потому, что неизвестно чем бы закончилось его проживание в перенаселенном и бушующем страстями общежитии. Строев был парень шебутной, задира, чуть что – сразу же лез в бутылку.

Тут надобно заметить, что Строев в то время уже работал юристом в фирме, занимавшейся торговлей лесом. Учредителем фирмы был отец его армейского друга Сереги Князева. Именно Серега, с которым они с первых дней службы в армии «хлебали из одного котелка», и предложил Строеву «двинуть по юридической части».

Незадолго до дембеля Серега сказал, что папаня его «здорово поднялся на лесе и легко протолкнет их обоих в универ на юрфак».

Отслужив, Строев заехал в Тюмень, где жили родители, погулял там пару неделек и поехал поступать в университет, чтоб «двинуть по юридической части».

Князев-старший действительно легко протолкнул и сына, и его армейского друга на юрфак. Только Серега учился на дневном, а Строев на заочном: не хотел жить на родительские деньги.

Фирма Князева была, по сути, криминальной, и Строев, занимавшийся там не столько официальными юридическими делами, сколько делами «щепетильного» свойства, приобрел много знакомств разного рода. Появились деньги, но из лесной конторы он все-таки ушел.

Некоторым из своих новых знакомых он, впрочем, оказывал адвокатскую поддержку, участвовал при этом даже и в некоторых их коммерческих проектах. Гулял, кутил, купил подержанную иномарку, но на нормальное жилье не тратился. Нужды в нем у студента-заочника тогда не было. Нечасто ночевал он в снимаемых им комнатах.

Научаствовавшись в разных сомнительных концессиях и едва не попав под суд, Строев несколько угомонился и пришел работать в адвокатскую контору. Там он и познакомился с Катей.

В то время он снимал комнату у некоей Анастасии Петровны. Это была немолодая, высокая и худощавая женщина, трудившаяся третьестепенным клерком в энергетической компании. Будучи бездетной вдовой и притом созданием чрезвычайно энергичным, Анастасия Петровна совалась во все общественные дела, какие только ей подворачивались. Она участвовала в деятельности сразу двух или трех комитетов, меж собою беспрестанно враждовавших, благотворительного общества, собирала старую одежду для бедных и, разумеется, с задором боролась против всех бюрократов на всех обозримых ее глазу пространствах. Она напоминала Строеву вздорную цаплю, которая, вместо того, чтобы охотиться на лягушек, намечала себе в поживу какой-нибудь крупный рогатый скот или даже больших хищных зверей. А потом негодовала и возмущалась, что «на этих сволочей нет совершенно никакой управы».

Так, например, она никак не могла взять в толк, почему, несмотря на все ее старания, не отдают под суд «явного вора» председателя жилищного хозяйства, почему до сих пор не отстранен от должности вечно пьяный домоуправ, и на каком это основании директор энергетической компании, в которой трудилась Анастасия Петровна, получает жалованье в сто раз больше, чем она.

– Ведь он отъявленный бездельник! – с жаром восклицала женщина и при этом сверлила Строева своими черными глазами. – Ведь его же, хапугу, отовсюду выгнали! От него же нет никакого проку! А он у нас теперь выплыл! Ведь это же, Андрюша, несправедливо!

– Да успокойтесь вы, – отмахивался Строев.

– Как юрист вы должны помочь мне грамотно составить ходатайство. Я его уже набросала, а вам остается только просмотреть и где надо подправить. Как честный человек, вы должны мне помочь! Это же очень-очень просто. Для вас, Андрюша, это пустяк.

Однажды в светлый майский денек Анастасия Петровна отправилась на свой дачный участок, располагавшийся неподалеку от города, но вскоре вернулась оттуда чрезвычайно встревоженная и вся какая-то даже почерневшая.

– Что-то случилось? – с досадой поинтересовался Строев. В момент неожиданного возвращения хозяйки он большими глотками допивал горячий чай на кухне и поглядывал на Катю, в ожидании сидевшую уже на кровати.

Оказалось, что сосед Анастасии Петровны по дачному участку раскопал не только свой, но и часть ее участка, и на всех раскопанных землях посадил свою капусту.

Анастасия Петровна, увидев это, разумеется, возмутилась. Однако на захватчика чужой земли это никак не подействовало. Сколько ни кричала бедняга, как ни пыталась вовлечь соседа-наглеца в полемику и установить, где чей участок кончается, тот в ответ только похохатывал. Тогда женщина решительно взялась за грабли. Сосед перестал похохатывать и принес из сарая топор. Принялся молча обтесывать бревно.

Выждав минуту, когда сосед куда-то отлучился, Анастасия Петровна быстро повыдергивала всю его капусту, посаженную на ее участке, затоптала вредительские гряды и бежала в город.

Об этом происшествии она рассказывала с присущей ей бойкостью, однако временами язык ее, словно попадал вдруг в некую вязкую массу, путал звуки, коверкал слова. Катя слушала молча рассказ, а когда Анастасия Петровна пошла в прихожую за забытой там сумкой, покрутила пальцем у виска.

Строев пообещал, что завтра же обязательно съездит на дачу и поговорит с соседом.

Анастасия Петровна горячо его поблагодарила и ушла в свою комнату. Оттуда она больше не вышла: умерла ночью от сердечного приступа.

(Продолжение следует.)

Евгений НОВИКОВ

 
Статья прочитана 8 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Короткая жизнь адвоката"

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Внимание: все отзывы проходят модерацию.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Контакты

Наименование – сетевое издание «газета-вся-тверь.рф»

Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ № ФС 77 — 73363 от 24.07.2018 г.

Учредитель – МКУ «ИИЦ «Вся Тверь»

Связаться с нами

Телефон: (4822) 41-56-53