Тяжёлая рука амнистии

Из всех амнистий, что проводились в Советском Союзе, самая знаменитая – 1953 года, ее часто называют бериевской по имени могущественного главы органов госбезопасности Лаврентии Берия. Указ о проведении амнистии был утвержден 27 марта 1953 года, спустя три недели после смерти Сталина. Согласно Указу, на свободу выходили целые категории осужденных – несовершеннолетние до 18 лет; женщины, имеющие детей в возрасте до 10 лет; мужчины старше 55 лет и женщины старше 50; больные; имеющие сроки менее пяти лет и ряд других. Не будем рассуждать о глобальных последствиях амнистии, но посмотрим, как складывались судьбы амнистированных на примере трех уголовных дел.

Новое  драповое пальто

Генка Бахвалов и Толик Дрынов, ребята с рабочей окраины Калинина, сели совсем молодыми. Хлебать бы им лагерной баланды еще несколько лет, но тут вышла амнистия. Толика выпустили как несовершеннолетнего. Генка был чуть старше, но тоже вышел на свободу.

Надо было как-то устраиваться в жизни. Но как? У одного за плечами четыре класса, у другого пять. Учиться неохота. Профессии нет. Валить лес в Калинине не требовалось. На работу с судимостью не берут. А жить на что-то надо. Сидеть на шее у матери, клянча деньги на вино и папиросы, вечно не будешь. Надо зарабатывать самим. Ребята занялись тем, чему их обучили соседи по лагерному бараку: вышли на большую дорогу. В прямом смысле.

6 ноября 1953 года приятели отправились на Волоколамское шоссе, где им встретился колхозник Михайлов, путешествующий на подводе. Михайлова ударили топором и ножом, после чего отобрали документы и 1 400 рублей – крупную по тем временам сумму.

Деньги быстро разошлись, и 28 ноября подельники вновь отправились разбойничать. Поздним вечером им встретились двое прилично одетых мужчин, Ларин и Токарев, возвращавшиеся, как впоследствии выяснилось, с партийного собрания. Удары топором и ножом, жертвы падают. Добыча составила двое часов марки «Победа», шапка-ушанка, перчатки, пиджак, еще перчатки. Денег в карманах не нашли.  Токарев вскоре скончался.

На следующий день бандиты раздели гражданина Ефремова, сняли с него демисезонное пальто. Дрынов сменил лагерную телогрейку.

Второе за вечер нападение Дрынов и Бахвалов совершили на улице 5-й Красной Слободы. Доской от забора ударили незнакомого мужчину, одетого в пальто с каракулевым воротником. Дрынов вновь переоделся. Прихватили также валенки и пиджак – ценные вещи.

Последнее нападение амнистированные совершили в завершающий осень вечер. На этот раз отправились в Затверечье, где с ножами напали на трех девушек. Но те подняли крик, на который выбежали из ближайшего дома мужчины. Злоумышленников скрутили, сдали в участок. Началось следствие, затем суд. Действия Бахвалова и Дрынова тянули на высшую меру, однако в 1953 году смертная казнь была отменена. Поэтому 18-летний Дрынов и 23-летний Бахвалов, уже рецидивисты, получили по 25 лет лагерей и вновь отправились в суровые края.

Короткое счастье в шалаше

Валентину Вискову было всего 23 года, когда он вышел по амнистии на свободу. Вчерашний зэк отправился из холодных краев к себе на родину, в Кимрский район Калининской области. Но то ли родственники не захотели принять в дом парня с судимостью, то ли еще что случилось в родной деревне, только Валентин обосновался на берегу реки Хотча. Поставил шалаш, ловил рыбу, продавал ее на станции Гадово. Часами смотрел на воду, слушал тишину, радуясь покою и одиночеству. Так прошло лето, настала осень. Как писал поэт Евгений Карасев, и тоже с судимостью: «…душа радехонька – я в отчем доме и не думается о зиме».

О зиме за Вискова подумала милиция. В конце октября его арестовали. И хотя никаких преступлений за парнем не водилось, даже мелких краж, он предстал перед судом. Вискова судили по Указу от 23 июля 1951 года «О мерах борьбы с антиобщественными паразитическими элементами» как бродягу. Приговор Калининского областного суда: направление на спецпоселение в отдаленные районы Советского Союза сроком на пять лет с обязательным привлечением к труду. Это не лагерь, но тоже ограничение свободы. Недолго радовался свободе никому не мешавший человек. Поезд вновь увез его далеко от родных мест.

Авель и брат его Александр

Летом 1953-го в Калинине было совершено еще одно преступление, ответственность за которое была возложена на вышедших по амнистии заключенных. Это непростое дело, после прочтения приговора Калининского областного суда остаются вопросы, ответы на которые найти нелегко.

Итак, 19 июня в Калинин из Осташкова приехали два брата, Авель и Александр Кустовы. Авелю исполнилось 23 года, Александру – 30. Оба судимы, причем по редким статьям. Авель отбывал 10 лет по статье 193 УК РСФСР из раздела «Воинские преступления», Александра осудили на пять лет за сопротивление представителям власти. После амнистии младший устроился работать физруком в Осташковский спецдетдом. Образование позволяло – среднее техническое. На гопников (представителей городской прослойки низкого социального статуса, малообразованных и не имеющих моральных ценностей) братья по анкетным данным не похожи.

В июне 1953 года директор детдома отправила Авеля Кустова в командировку в Калинин. Александр поехал с братом. Остановились Кустовы, опять же по рекомендации директора, у неких Гусевых, по адресу: улица Советская, дом 20.

Семья Гусевых состояла из трех человек: супруги Анна и Трофим и их сын Юрий. Квартира коммунальная.

По версии Калининского областного суда, в первую же ночь Кустовы, вооруженные кинжалом и перочинным ножиком, зачем-то напали на хозяев. Первый удар кинжалом братья нанесли Юрию в висок, отчего кинжал сломался (может быть, он был деревянный или пластмассовый?), а Юрий выстоял. Второй жертвой стал Трофим. Но тот от ножевых ран тоже нисколько не пострадал, и даже двинул Авелю стулом по голове. На шум прибежала Анна Гусева и получила удары ножом. Тут подоспели соседи, а с ними… несколько (!) работников милиции, которые, похоже, сидели в засаде в ожидании ночной драмы. Нюанс – нападавший Александр Кустов имел только одну руку, так что идти врукопашную ему было затруднительно. Однако в ходе следствия старший брат благородно брал всю вину на себя. Авель от своего участия в нападении категорически отказывался.

Суд признал братьев Кустовых бандгруппировкой, решившей завладеть имуществом своих квартирных хозяев, а потому и судили братьев по Указу от 4 июня 1947 года «Об усилении охраны личной собственности граждан». Кустовым охотно дали бы расстрел, но смертная казнь в то время в СССР была отменена, так что приговор судья Пушкин вынес максимально суровый в пределах возможного – по 25 лет лагерей каждому.

Однако это еще не конец истории. Осужденных братьев Кустовых отправили отбывать бесконечное наказание. Прошло всего полтора месяца, и Авель Кустов совершил побег. На свободе он разъезжал по Советскому Союзу, за месяц с небольшим побывав в Москве, Киеве, Кишиневе, Брянске. Средства к жизни добывал мелкими кражами. Например, в поезде «Киев – Харьков» похитил у военнослужащего китель с документами, включая партийный билет, и деньгами.

Задержали Авеля в Брянске, во время кражи в магазине. Снова следствие и суд. На суде Авель заявил, что бежал из места заключения, чтобы выразить свое несогласие с осуждением его Калининским судом. Физрук стремился попасть на прием к председателю Президиума Верховного Совета СССР, чтобы в личной беседе доказать свою невиновность. Но суд вернул беглеца досиживать свой «пожизненный» срок.

События своей бурной жизни Авель Кустов заносил в личный дневник. Прочитав его, можно было бы многое прояснить в судьбах братьев, вчерашних зэков, носивших шелковые рубашки и всегда стоявших один за другого. Но дневник приобщен к уголовному делу, а дело за давностью лет наверняка уже уничтожено.

 

Р.S. От двух месяцев до полугода провели на свободе амнистированные герои наших историй. Погуляли и вновь вернулись в исправительно-трудовые лагеря… Трудно переломить судьбу. Порой просто невозможно.

Марина Шандарова   (по материалам архива Тверского областного суда)

 
Статья прочитана 160 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Тяжёлая рука амнистии"

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Внимание: все отзывы проходят модерацию.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Контакты

Наименование – сетевое издание «газета-вся-тверь.рф»

Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ № ФС 77 — 73363 от 24.07.2018 г.

Учредитель – МКУ «ИИЦ «Вся Тверь»

Связаться с нами

Телефон: (4822) 41-56-53