Освобождение Калинина. Трудное время

16 декабря 1941 года Калинин был освобожден от немецко-­фашистской оккупации. Освободившие город части Красной Армии водрузили над гарнизонным домом офицеров красный флаг и приступили к очистке города от следов немецкого пребывания.

Два месяца хозяйничали враги на калининской земле. Иногда приходится слышать про оккупацию Калинина легковесное мнение, что она длилась «всего два месяца». Подразумевается, что два месяца – совершенно небольшой срок, в течение которого жители города не успели в полной мере ощутить все тяготы жизни под врагом. Ведь территории Советского Союза, расположенные западнее, в частности, Белоруссия, находились «под немцем» не месяцы, а годы. Полтора года, с октября 1941-го до марта 1943 года, продолжалась оккупация города Ржева, расположенного в 120 километрах от Калинина.

Все это так, но вряд ли с мнением о «легкости и краткости» двухмесячной оккупации Калинина согласятся те, кто пережил ее в голоде, холоде и страхе; те, кто спешно покинул город и отправился в эвакуацию, фактически в неизвестность; те, кто вернулся в свои разрушенные и разграбленные мародерами дома, а то и к воронкам от них.

Про эвакуацию военного времени известно гораздо меньше, чем про собственно военные действия, но хорошего там было очень мало. Эвакуация не имела ничего общего с туристической поездкой. Никто не ждал к себе «в гости» измученных длительным, иногда многомесячным, переездом завшивленных, голодных, грязных, нищих (за время переезда на восток сбережения или вещи, как правило, целиком обменивались на продукты питания) стариков и женщин с малыми детьми. «Выковырянные» – вот как очень точно называли местные жители в Сибири, на Урале, на Алтае, в Средней Азии прибывших в эвакуацию людей. В ближних к городу деревнях бежавшие от врага люди набивались в сараи, бани, избы и там пережидали суровое время. Впрочем, это тема отдельного разговора, и мы к нему обязательно вернемся. А сейчас попытаемся поставить себя на место калининцев, вернувшихся в город вскоре после его освобождения, то есть во второй половине декабря 1941 года. Город стоял в руинах. Разрушенными были здания фабрик и заводов, школ, детских садов, больниц, жилых домов. Площадь перед Путевым дворцом (тоже сильно пострадавшим) ужасала совершенно диким зрелищем деревянных крестов. Немцы хоронили здесь своих убитых и умерших солдат. Понадобились огромные усилия, чтобы впоследствии очистить площадь от вражеских могил. Сейчас здесь воссоздают Спасо-Преображенский собор.

 

Идем по городу дальше, хотя это очень трудно. Улицы завалены битым кирпичом, трамвай не ходит. Нет электричества, тепла. Все надо восстанавливать. Кто вернулся в Калинин в первые дни после освобождения, застал виселицы с повешенными телами советских людей. Да, врагов на городских улицах уже не было, но бомбы с неба еще падали. Ведь война продолжалась, а Калинин еще долго оставался прифронтовым городом. Вернувшаяся законная власть начала процедуру прописки граждан, для чего требовалось доказать, что ты не враг, не предатель, а без того невозможно было получить карточки на хлеб и другие продукты питания. Хлеб отпускали по карточкам очень долго – до 1947 года. С продуктами в Калинине дело обстояло очень сложно.

Что можно почитать о том времени? Можно обратиться к художественной прозе писателя с тверскими корнями Бориса Полевого. Он побывал в Калинине именно в день освобождения, видел все своими глазами, впоследствии написал несколько книг. В их числе роман «Глубокий тыл», события которого разворачиваются сразу после освобождения Калинина. Роман «Золото» повествует о героическом переходе работников банка, с риском для жизни спасающих сокровища, из оккупированного города за линию фронта. О самой оккупации Калинина Полевой написал повесть «Доктор Вера», но ее документальная ценность невелика, о чем автор предупреждает в предисловии. Впрочем, детали скудного быта Полевой передает остаточно правдиво.

Пронзительные воспоминания о первых днях и неделях освобождения Калинина под названием «Как трудно мы выживали» оставила работница комбината «Искож» Тамара Кокошкина, они были опубликованы в 2005 году в сборнике «Тверь и тверитяне».

Но гораздо лучше книг другой источник – люди, знающие войну не из книг и фильмов, лично пережившие оккупацию или эвакуацию. Они еще живут рядом с нами, хотя уже очень немолоды. Поговорите с ними – вашими близкими, родными, соседями. Возможно, сначала они будут говорить не слишком охотно, отвечать на ваши вопросы уклончиво. Но говорить о пережитом обязательно надо, и непременно в присутствии детей. Так война станет для юного поколения не абстрактной, страшно далекой «войнушкой» сродни компьютерным сражениям, а реальной трагедией, которая никогда не должна повториться.

О том, какой была жизнь в городе, мне рассказывала Антонина Николаевна Брадис, замечательный человек, выпускница Всесоюзного института кинематографии, где она училась вместе с Нонной Мордюковой, Вячеславом Тихоновым, Инной Макаровой и другими популярными советскими артистами. Несколько лет назад Антонина Николаевна ушла от нас. В 1941-м она окончила 9-й класс школы №22 (ныне 16-й), покинула Калинин на время оккупации, вернулась в начале 1942-го года и сразу приступила к работе. Про войну Антонина Николаевна вспоминала так, будто она закончилась только вчера:

Первые возвращенцы и те, кто оставался в городе в период оккупации, прежде всего, расчищали проезжие части улиц. После того, как дороги к зданиям были освобождены, приступали к расчистке завалов из щебня, битого кирпича, стекла и обгоревших деревянных конструкций. Часто эти завалы доходили до второго этажа здания. Приходилось взбираться на эти горы и выбирать стройматериалы: кирпичи, половинки кирпичей, трубы, уцелевшие обогревательные батареи – все, что может пригодиться для строительства.

Заводы и фабрики в городе не работали. Их требовалось восстановить. За каждым действующим на тот момент предприятием или организацией были закреплены участки для расчистки. Советскую улицу расчищали малярийная станция, санбаклаборатория, городская больница №2.

 Иногда исполком горсовета давал в помощь быка с тележкой. Случалось так, что бык, запряженный в наполненную кирпичом тележку, ложился посреди дороги. Его поднимали всем миром. Ни перчаток, ни варежек для работы у нас не было, каждый кирпич или полкирпича выбирались голыми руками. Летом мы работали босиком, потому что жалели единственную пару обуви (ведь купить было негде). Работали дружно, прерывались только на время воздушной тревоги, а потом и на нее перестали обращать внимание. Никакие списки вышедших на работу не составлялись, никто не проверял, но работать на город выходили все.

Получая пайку хлеба в 400–550 граммов, некоторые имели еще горелую пшеницу с элеватора, а в будние дни давались скудные обеды в рабочих столовых.

В расчистке города принимали участие школьники и студенты. Помню, как ученики 6-ой школы разбирали завалы на углу улицы Урицкого и в подвале кондитерского магазина нашли ком слипшихся конфет. Сладкий камень лизали всем классом. Мы давно уже забыли вкус сахара и конфет.

Студенты машиностроительного техникума отвинчивали в разрушенных домах уцелевшие трубы, чтобы восстановить подстанцию на вагоностроительном заводе.

В зимнее время, когда город был засыпан снегом, работающая и учащаяся молодежь отправлялась на заготовку дров. Единственная в городе электростанция ТЭЦ-1 работала на дровах. В летнее время ещё удавалось с оставшихся полей собрать фрезерный торф. Торфопредприятия не работали.

В городе действовали госпитали, где хирургические отделения работали круглые сутки. Школьники работали на лесозаготовках: сами валили деревья, распиливали и грузили на машины, в то время как сами жили в неотапливаемых квартирах и учились в холодных классах. Дрова шли для госпиталей и детских учреждений. Врачи в больницах вели прием в холодных кабинетах, но в госпиталях было светло и тепло. С заготовки дров за 20–25 километров мы часто возвращались пешком с пилами и топорами в руках. Разумеется, в то время никакие отпуска не предусматривались».

 Марина ШАНДАРОВА

 
Статья прочитана 28 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Освобождение Калинина. Трудное время"

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Внимание: все отзывы проходят модерацию.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Контакты

Наименование – сетевое издание «газета-вся-тверь.рф»

Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ № ФС 77 — 73363 от 24.07.2018 г.

Учредитель – МКУ «ИИЦ «Вся Тверь»

Связаться с нами

Телефон: (4822) 41-56-53