Один выстрел — две жизни

История, которую мы сейчас расскажем, происходила много лет назад, в 1956 году. Жизнь тогда была во многом иной. Война закончилась десять с небольшим лет назад, но люди жили еще очень и очень трудно. Ходить по ночным улицам было небезопасно: много было хулиганья, уличной преступности. В темном переулке запросто могли снять шапку, пальто, отнять часы, кошелек. За два года до этого на свободу в результате амнистии вышло множество обитателей лагерей. Все эти обстоятельства следует учитывать, оценивая действия подсудимого.

19 марта 1956 года в Калининском областном суде проходило открытое заседание. По обычаю того времени, оно вызвало большой интерес публики, набившейся в небольшой тогда зал суда. На скамье подсудимых находился единственный подсудимый – Иван Дроздов, 50 лет. По должности Дроздов был участковым уполномоченным 4-го отделения милиции города Калинина. Судили милиционера за убийство.

Опасная встреча

Преступление было совершено в августе 1955 года, на окраине города, в поселке Вагонников, где проживал Дроздов. Участковый возвращался поздним вечером со службы и уже подошел к своему дому, когда краем глаза услышал голоса и увидел группу молодежи. По профессиональной привычке милиционер заподозрил неладное, достал фонарик и осветил окрестности. Группа молодежи состояла из двух девушек и двух ребят. Они мирно возвращались с танцев. В документах ничего не говорится о состоянии алкогольного, а тем более наркотического опьянения. Это были нормальные советские рабочие и учащиеся, они радовались жизни, молодости, лету, первым влюбленностям.

Но милиционер Дроздов, увы, был, как сейчас говорят, заточен совсем под иные обстоятельства. Ежедневно ему приходилось иметь дело с ворами, хулиганами, дебоширами, а то и с убийцами. Вероятно, Дроздов был человеком с активной жизненной позицией и не мог пройти мимо любых нарушений общественного порядка. Возможно, он страшно устал за рабочий день и мечтал снять сапоги, размотать потные портянки, похлебать жениных щей, да и завалиться спать. Однако, осветив группу незнакомых ему ребят, он грозно крикнул: «Вы что тут делаете?» В ответ услышал тот же вопрос. Один из подростков, это был Подмешальский, спросил, кто он такой и почему светит в глаза. Дроздов достал свисток и дал продолжительный свисток. Он окончательно уверился, что перед ним преступники и, желая напугать их, крикнул, что сейчас придут его товарищи.

Увидев служителя порядка, подростки решили пойти по домам. Но их дома, как назло, находились за спиной милиционера. Движение в его сторону усталый Дроздов воспринял как угрозу и, достав табельный пистолет ТТ, поставил на боевой взвод. Участковый решил задержать подозрительную молодежь, для чего подошел вплотную и ударил ближайшего к нему человека ногой в живот. На свою беду пострадавшим оказался Подмешальский. От удара сапогом юноша согнулся пополам, зажав живот руками. Дроздов ударил его второй раз и вновь в живот, а затем выстрелил. Зачем? Парень и так был недвижен, а его товарищи разбежались: девушки укрылись в ближайшем палисаднике, а второй подросток по команде милиционера лег на землю.

Выстрел пришелся в шею. Парень истекал кровью. На шум вышел Былинкин, сосед Дроздова. Он сразу же опознал раненого юношу и горько попенял Ивану, сказав: «Что же ты наделал?»

Затем побежал вызывать «Скорую помощь». Карета приехала быстро, парня отвезли в больницу, где ему оказали медицинскую помощь. Но спасти человека не удалось. На следующий день ни в чем не повинный человек, только начавший самостоятельную жизнь, скончался.

Он был приезжим, из города Омска. В Калинин попал, вероятно, после техникума или училища. Хоронить сына приехала мать. Убитого милиционером провожали в последний путь с духовым оркестром, как тогда было принято.

Наказание

Дроздова арестовали через пять дней и после полугодового следствия судили. Ему предъявили обвинение в совершении умышленного убийства при отягчающих обстоятельствах, совершенного вследствие превышения служебных полномочий. Так были квалифицированы его действия той августовской ночью. Судья Басов посчитал, что Дроздов, как представитель власти, допустил явное превышение служебных полномочий тем, что при отсутствии какой-либо явной угрозы нападения со стороны потерпевшего и других допустил сначала нанесение ударов, а затем применение оружия.

В судебном заседании Дроздов виновным себя не признал и высказал иную версию событий. Якобы Подмешальский опасно держал руку в кармане, как будто имел оружие, и Дроздов хотел ударить его по руке, но случайно попал в живот. Затем Подмешальский схватил милиционера за ногу, отчего произошел случайный выстрел. Вероятно, такую версию событий подсудимому посоветовал изложить адвокат. Однако трое свидетелей происшествия не подтвердили версию Дроздова. Никто из них не совершал нападения, не хватал милиционера за ногу, не оскорблял нецензурно. Дроздов, в свою очередь, подтвердил, что два раза ударил незнакомого парня, не сделавшего ему ничего плохого, а затем выстрелил в него. У него у самого был сын, совсем небольшой, родившийся уже после войны.

Наказание милиционер понес еще до начала суда. Едва попав под следствие, Дроздов был исключен из рядов коммунистической партии, в которой он состоял с 1926 года – тридцать лет! Тогда так было принято. По материалам дела незаметно, чтобы кто-то пытался выгородить служителя правопорядка. Дроздов получил восемь лет лишения свободы. Ему также пришлось выплатить расходы матери убитого им мальчишки на похороны и проезд из Омска. Деньги немалые – самолет, гроб, духовой оркестр, поминки. Но что деньги – той ночью один выстрел из ТТ разрушил сразу две жизни, молодую и зрелую.

Марина Шандарова

 
Статья прочитана 19 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Последние Твитты

Архивы

Контакты

Наименование – сетевое издание «газета-вся-тверь.рф»

Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ № ФС 77 — 73363 от 24.07.2018 г.

Учредитель – МАУ «ИИЦ «Вся Тверь»

Зарегистрирован Роскомнадзором

Читать нас

Связаться с нами

Телефон редакции: 8-906-555-3726 e-mail редакции: all-tver@yandex.ru