Тверь – город цирковых рекордов для книги Гиннесса

2019 год не только Год театра, но и юбилейный год для отечественного цирка. 100 лет! Поэтому было бы просто непростительно не побеседовать с представителем старейшей цирковой династии Александром Михайловичем Ивановым, который к тому же является руководителем программы «Цирковая полундра».

Собственно, я и обещал читателям сделать с ним интервью. Разговор наш получился длинным: мы незаметно для себя проговорили полтора часа, а для того чтобы остановиться каких-то видимых причин так и не нашлось. И получилось, как у Жванецкого с ремонтом, который нельзя закончить, а только прекратить.

Немного о династиях

– Александр Михайлович, отечественный цирк всегда был силен династиями, какие из них представлены в вашей программе?

– Начнем с моей. Наша династия начиналась с бабушки и дедушки Островских. У них был номер «Римские гладиаторы», который попал в цирковую энциклопедию: художественно-акробатическая группа, которая строила пирамиды и другие фигуры. В довоенные годы атлетизм был в моде, как и построение различных фигур. Даже физкультурники на спортивных праздниках или каких-то правительственных мероприятиях проделывали эти упражнения. Бабушка с дедушкой и их группа выходили на арену в доспехах со щитами и мечами. Кроме этого у них был еще номер – эквилибристы на першах (мачта для акробатических упражнений). Что любопытно, так это то, что перш в руке держала бабушка (она была нижней на цирковом жаргоне), а забирался на мачту дедушка. Продолжателями моей династии были уже Ивановы. Для цирка это вполне обычное явление – пересечение или смешение фамилий. Например, моя супруга не цирковая – она пришла из спорта, а вот мой сын, получается, женился на целой династии Сосиных. Это семья с богатой цирковой историей: эквилибристы, акробаты, дрессировщики. Алена, его жена, носит титул «Принцесса цирка» и работает с ним в номере. Мой сын Михаил представляет четвертое поколение, а внучка Катя, которая тоже выходит в этой программе на манеж, – уже пятое поколение. Но ведь она теперь и Сосиных представляет!

Мы с ней готовим сюрприз для тверского зрителя – новый номер, который никто еще в мире не исполнял, так что он вполне достоин того, чтобы войти в Книгу рекордов Гиннесса. Катя работает на канате. Если помните, две девушки садятся на канате на шпагат. Одна из девушек – моя внучка Катя.

Предположительно рекорд состоится 24 марта. Сейчас дошиваем костюмы. Тьфу-тьфу, чтоб не сглазить.

Тверские мировые рекорды

– У меня с Тверью связаны теплые воспоминания, – продолжает Александр Иванов. – Впервые, тогда еще в Калинин, я попал сюда в 1974 году. Случилось это сразу после армии. Я приходил в цирк ночами и репетировал, репетировал. Днем времени не хватало. Дело в том, что в те годы цирк давал представления и по будним дням. Единственным выходным становился понедельник.

Репетировал я отбивание мяча головой при подъеме по наклонному канату. Трюк, достойный книги рекордов и в те годы, и он был исполнен. Спустя годы мой сын Михаил номер повторил и мы решили, что в книгу Гиннесса с ним уже вполне можно попасть. Права на трюк я ему торжественно передал. Миша стал вести переговоры с представителями книги. В итоге в нее попало сразу два его трюка. Второй – жонглирование на колесе семью мячами. У Миши сейчас травма, поэтому он управляется только шестью. И на канат пока не лезет, рекордный трюк выполняю я.

(Я, честно говоря, обалдел от такой информации, все-таки Александр Михайлович находится в довольно почтенном возрасте. Во время же представления всего не разглядишь, да и возраст не подсчитываешь. – Прим. авт.)

Так вот, рекорды, попавшие в Книгу Гиннесса, состоялись опять же в вашем городе. Правда, он тогда уже назывался Тверью. Точно год не припомню, но было это в конце девяностых.

Расскажу любопытную деталь, о которой практически никто и не знает. Она как раз к рекордному трюку относится. Изначально Миша жонглировал семью мячами, выезжая на манеж на моноцикле (одно колесо с цепным приводом и сиденьем). И надо же, у моноцикла ломается шатун. Воскресенье, мастерские все закрыты. Сварщика не найти, да и вообще ремонт циркового оборудования – штука сложная. Принимаем с Мишей решение – будет работать просто на колесе. Никогда прежде на колесе никто не жонглировал. Жонглировать с колеса гораздо сложнее, ведь на нем нет сиденья. Да и управление самим колесом сложнее, чем моноциклом.

Отработали. Все удачно. К нам подходят коллеги и восторженно говорят: «Ребята, да вы открыли новый жанр!» И действительно, получилось, что мы стали первооткрывателями. Так что Миша первый в мире жонглер, работающий на колесе. И состоялось открытие жанра в Твери!

Надеюсь, что очередной семейный рекорд тоже состоится 24 марта.

О прошлом, настоящем и будущем цирка

– Александр Михайлович, а в каком состоянии сейчас находится цирк? Мы на подъеме, мы выживаем, или мы все-таки как когда-то «впереди планеты» всей? Вот ваш коллега Гия Эрадзе говорил мне, что ни один цирковой фестиваль не обходится без российских актеров. И практически всегда на пьедестал поднимаются наши. Но, простите, мне кажется, что кроме фестиваля в Монте-Карло всё остальное не очень существенно. Ну что может быть грандиозного, скажем, в Северной Корее?

– Сегодня воздушные гимнасты из Северной Кореи сильнейшие в мире. Поэтому и фестивали там сильные. Очень сильно вырос и Китайский цирк. Представители этих азиатских стран – частые победители фестиваля в Монте-Карло.

Что касается выживания или благополучия. Понятно, что многое зависит от финансирования. Так вот, в советские годы цирк финансировало государство. Выделялись деньги и на создание номеров, и на костюмы, и на всё остальное. Цирк приносил государству валюту. Цирк и балет. Но сами актеры получали копейки. Да, по сравнению с другими советскими гражданами даже эти копейки позволяли создать некую респектабельность. И еще была возможность что-то купить зарубежом. Сегодня наш цирк продолжает пользоваться большим спросом, однако за копейки никто уже ехать на гастроли не хочет. Оказалось, что актерам нужно платить! На гастролях в Австралии я получал 20 долларов за выступление, а Олег Попов – 25.

И если вспомнить балет. Большой Театр нынче – самое затратное учреждение страны: у театра ежегодная дотация более 4 млрд рублей, без этих дотаций Большой бы не выжил. Как сказал мне директор театра Урин, чтобы достичь хотя бы самоокупаемости, цена на билеты должна была бы достигать 60 000 рублей, а это невозможно. Выручает государство, попечительский совет, в который входит множество банкиров, спонсоры. Это все-таки престиж государства.

В девяностые решили, что цирк должен стать самоокупаемым. И цирк стал разваливаться, потому что у зрителей не было денег на билеты. Нужен руководитель цирка, который был бы вхож в высокие кабинеты, как это было при Сталине. Все здания цирков в стране были построены при нем.

И все-таки ситуация немного улучшилась. Все здания стали ремонтировать и реставрировать, и даже строить новые. Рязань, Иваново, Ярославль, Владивосток, другие города.

Единственным человеком, который отважился обратиться к Путину, оказался Эдгард Запашный, как  представитель Совета по культуре. Он обратил внимание президента на то, что цирки не могут быть самоокупаемыми. Путин прислушался к его словам и дал задание правительству всё просчитать. И в итоге он согласился, что, наверное, только в Москве и Питере цирк может что-то заработать. Ждем. Но если картина не изменится, мы в конце концов можем превратиться в самодеятельность.

И все-таки мы самые крутые

– Зарубежные гастроли сегодня не спасают? Или цирк Дю Солей? Я не говорю о больших труппах, но с какими-то отдельными номерами вы вполне могли бы гастролировать и быть вполне обеспеченными гражданами. 

– Не спасают гастроли. Сегодня за рубежом свой кризис. Своих актеров очень много и они тоже ищут место под солнцем. В поисках счастья многие рванули к нам. Попав в наши цирки (фундаментальные организации, а не какие-то шапито), они приходят в восторг и уезжать, для того чтобы месить грязь на родине, не хотят. Лучший клоун мира Девид Ларибре как приехал к нам, так второй год не уезжает. И готов не только на Москву и Питер, но и, например, на Воронеж. Сейчас у нас уже долгое время находится номер со слонами старейшей династии Гертнеров. Здесь целых две ветви – из Италии и Германии. Чувствуют себя прекрасно.

Конечно, объяснение довольно простое. Прежде чем раскрыть шатер шапито, нужно подвести коммуникации. Вода, канализация и прочее. А ведь его, как правило, ставят на месте, где нет ничего, кроме самой земли. Поэтому месить грязь – это не фигура речи. И так через каждые три-четыре дня, потому что приходится переезжать.

Вокруг цирка Дю Солей ажиотаж сегодня спал. Они не предлагают больших зарплат, а предлагают длительные контракты. 

Хорошо заключить контракт с каким-то варьете или богатым престижным клубом, казино. Но такие контракты только для суперзвезд. А суперзвезды, как скажем братья Запашные уже в состоянии заработать и здесь. Поэтому они и ездят в основном только на фестивали.

И раз вам так нравится Монте Карло, расскажу об этом фестивале. В этом году весь пьедестал наш! А победителем стал Гия Эрадзе. Наших актеров по-прежнему любят, несмотря на все политические катаклизмы.

– Так что мы по-прежнему самые крутые?

– Именно так!

***

Конечно, в вариант для печати вошел не весь разговор. Но самое интересное я рассказал. И я обязательно пойду смотреть на новый рекорд семьи Ивановых-Сосиных. Тьфу-тьфу, чтобы все получилось. И конечно же, возьму интервью у рекордсменки!

Андрей ВАРТИКОВ, фото Сергея САМЦОВА

 
Статья прочитана 34 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Тверь – город цирковых рекордов для книги Гиннесса"

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Внимание: все отзывы проходят модерацию.

Последние Твитты

Архивы

Контакты

Наименование – сетевое издание «газета-вся-тверь.рф»

Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ № ФС 77 — 73363 от 24.07.2018 г.

Учредитель – МАУ «ИИЦ «Вся Тверь»

Читать нас

Связаться с нами

all-tver@yandex.ru