Тверская медицина глазами уполномоченного

На прошлой неделе уполномоченный по правам человека в Тверской области Надежда Егорова представила депутатам областного Законодательного собрания Доклад о положении дел в подведомственной ей сфере в 2018 году. Особенностью нынешнего документа стал анализ рассмотрения рекомендаций, данных годом ранее. Что, по словам Надежды Александровны, дает возможность проанализировать деятельность органов власти Тверской области, федеральных структур, органов местного самоуправления по улучшению ситуации с соблюдением прав граждан…

Особый акцент в своем выступлении перед тверскими журналистами Надежда Егорова сделала на положении дел в сфере охраны здоровья и медицинской помощи жителям региона. Она отметила, что жалобы, касающиеся медицины, составляют 5% от общего количества (2599) обращений в госорган уполномоченного. В 2018 году в сравнении с предыдущим отчетным периодом их количество снизилось на 2%. Но, как указано в докладе, острота и важность поставленных в жалобах граждан проблем в сфере здравоохранения за прошедший год не снизилась.

Ведь, как это было в предыдущих таких же отчетах, «жалобы на качество медицинской помощи, отказы в ее предоставлении, длительность сроков установления диагнозов и назначения лечения, в том числе по причине отсутствия диагностического оборудования и медицинских специалистов, составляют более половины обращений данной тематики«. При этом, говорится в докладе, треть обращений касается ненадлежащей организации записи к врачам по причине сохраняющегося высокого дефицита врачей всех уровней. Таким образом, Надежда Егорова в очередной раз подчеркнула наличие в регионе кадровой проблемы, про которую в органах власти всех уровней начали говорить не менее 5–7 лет назад, но которая, увы, пока не решена.

В тексте доклада со ссылкой на данные Минздрава Тверской области, говорится, что недостаток врачебного состава и среднего медперсонала в регионе в целом составляет около 1400 штатных единиц. Отметим, что абсолютные цифры кадрового дефицита установить сложно, поскольку из-за низких зарплат в медицинской отрасли широко распространена практика совмещения должностей. Тем не менее, более всего ощущается нехватка медицинских сестёр, участковых врачей-терапевтов и педиатров, фельдшеров. Среди врачей узких специальностей – это врачи-неврологи и отоларингологи. В особую категорию врачебного дефицита следует выделить тех, у кого отмечается раннее так называемое «профессиональное выгорание»: анестезиологов-реаниматологов и хирургов.

Главной причиной нынешнего положения вещей с медицинскими кадрами Надежда Егорова видит в оттоке специалистов в Москву и Московскую область. Объясняется это просто – значительной разницей в заработной плате. И в подтверждение своих выводов Надежда Александровна приводит данные Росстата по размерам заработной платы в Москве, Московской и Тверской областях. Это, соответственно: для врачей – 169491; 92107 и 51948 руб./мес. и для среднего медперсонала – 89390; 51657 и 26698 руб./мес. Есть основания полагать, что многие удивятся таким официальным цифрам, но…

Автору этих строк, например, совершенно понятна причина кадрового дефицита в первичном звене медицинской помощи – в поликлиниках, амбулаториях, ФАПах, офисах врачей общей практики. Дело в том, что озвученные Надеждой Егоровой размеры оплаты труда медработников вполне возможны в стационарах, где некоторые специалисты могут зарабатывать у нас в Твери и 100, и 150, и даже 200 тысяч рублей в месяц. Но не в первичном звене, где 25-35 тысяч рублей считается неплохим заработком. А у среднего медперсонала и 20–25 тысяч считается весьма неплохой зарплатой. Вот почему очень многим приходится совмещать и замещать, отрывая силы и время от того же, например, профессионального самосовершенствования.

По тем же причинам, кстати, многие медики уходят из государственных медучреждений в частные. Там действительно платят больше и нет изнуряющей бумажной работы, связанной с доказыванием того, что ты действительно работаешь, а не бьешь баклуши. Там, пожалуй, единственным и главным критерием оценки твоей работы служит так называемый «средний чек». Правда, у него есть оборотная сторона – возможность навязывания посетителям частных медцентров избыточных обследований и лечения. Но тут уже многое зависит и от личности врача, и от грамотности самого пациента. Так или иначе, работать врачу у частника выгоднее со всех сторон. Так что зарплатные цифры в докладе Егоровой, похоже, образовались с учетом и этого фактора.

Однако отток медицинских кадров в Москву и Подмосковье упирается не только в размер зарплаты. Там, в отличие от Твери, еще есть реальные перспективы профессионального и карьерного роста. Там вообще интереснее работать, особенно тому, кто хочет научиться «большой» медицине. Там есть чему и у кого поучиться, в том числе и для того, чтобы, вернувшись в Тверь, выстроить карьеру здесь. Но таких, увы, немного, поскольку медицинская база у нас, несмотря, на существенные затраты на ее обновление, все же существенно отстает от требований времени. Что, кстати, также сказывается на выражении жителями Тверской области недовольства качеством медицинской диагностики и лечения.

Но главное, чему в докладе было отведено значительное место – это положение дел с организацией медпомощи на селе. Частному медицинскому бизнесу, прежде всего в сфере более-менее высоких технологий, сектор сельской медицины неинтересен. Поэтому у селян есть два варианта: пользоваться тем, что у них сохранилось от причитающейся им части общей региональной системы общественного здравоохранения, или ехать за медпомощью в Тверь – в городские больницы или к частникам. Потому что, по словам Надежды Егоровой, принимаемые областным Минздравом меры по обеспечению медицинскими кадрами районов области не принесли желаемых результатов. Причем Надежда Александровна очень существенно смягчила такой вывод словом «пока».

Ведь, как записано в тексте доклада, «не улучшают ситуацию и активно внедряемые министерством проекты: целевой набор выпускников школ и реализация программ «земский доктор» и «земский фельдшер«. Так, из 34 выпускников-целевиков ТГМУ 2018 года только 12 пришли на работу в ЦРБ региона. В прошлом году неудовлетворительные результаты отмечались и по программам «земский доктор» и «земский фельдшер». Значительно снизилось количество прибывших специалистов: с 27 до 7 по первой госпрограмме и с 35 до 1 по второй. Непривлекательными, получается, стали получение 1 млн рублей «компенсаций за дикость» врачами и 500 тыс. рублей фельдшерами. Что на самом деле не совсем так, поскольку тут имеют место и ряд других факторов, отмеченных, кстати, в тексте доклада тоже: «Одной из причин стало внесение изменений в нормативно-правовое регулирование, ужесточивших требования, предъявляемые к медицинским специалистам, работающих по указанным программам. Несмотря на предлагаемую финансовую поддержку, заключение целевых контрактов, медицинские специалисты не хотят работать в районных больницах, и это связано, в том числе, с состоянием инфраструктуры муниципальных образований, отсутствием комфортного жилья, перспективы карьерного роста и профессионального развития».

О том, что развитие медицины находится в приоритете, заявляется довольно давно и на всех уровнях власти. Какой, в таком случае, будет реакция на выводы уполномоченного по правам человека о состоянии отрасли здравоохранения в регионе? Ну а поскольку медицинская проблематика год от года практически не меняется, то для широкой тверской публики было бы полезно знать, какие конкретные меры предприняты для оздоровления отрасли, например, по итогам 2017 года. Об этом мы расскажем с следующих материалах.

Виктор БОГДАНОВ

 
Статья прочитана 102 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Последние Твитты

Архивы

Контакты

Наименование – сетевое издание «газета-вся-тверь.рф»

Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ № ФС 77 — 73363 от 24.07.2018 г.

Учредитель – МАУ «ИИЦ «Вся Тверь»

Зарегистрирован Роскомнадзором

Читать нас

Связаться с нами

Телефон редакции: 8-906-555-3726 e-mail редакции: all-tver@yandex.ru