Тамаз Микава: «Собаки – как люди»

Кавказские овчарки! Собаки, которые произвели на меня неизгладимое впечатление, прежде всего своим размером. Выбегая на арену Тверского цирка, они могли уже больше ничего не делать. Просто сесть на тумбы и показывать себя, как на выставке. Но они выполняли трюки. Правда, с точки зрения кинолога, ничего необычного они не делали: любой пудель или шпиц умеет садиться, подавать лапу, прыгать через другого пса, проходить между ног дрессировщика. Но в том-то и дело, что касается это любой другой породы. Кавказцы крайне сложно поддаются дрессировке, поэтому и номер с ними становится уникальным.

Одна деталь: в афише было сказано, что увидят тверичане с кавказцами Марицу Запашную, а вышел Тамаз Микава. И я полез в интернет. Никакой полезной информации об этом человеке я не нашел. Кроме того, что Тамаз – муж Марицы Вальтеровны. Мне было понятно, что номер Тамазу передала супруга. Но Тамаз – это не «цирковой» человек, иначе хоть что-то в поисковике, но нашлось бы. И вот я на репетиции. Я люблю приходить для интервью именно на репетиции: цирк пустой, ты один в зале, а это значит, что представление идет только для тебя.

Один нюанс: прежде чем занять место, я все-таки дождался Тамаза. Мало ли что?! Во время премьеры одна из собак все время пыталась выбежать из манежа, только усилиями двух ассистентов ее удавалось вернуть.

Репетиция началась. Собаки, порыкивая друг на друга, впрочем, не очень злобно, выполняли команды Тамаза.

Работая со своими подопечными, Тамаз Микава одновременно рассказывал что-то о них. Удивительные и трогательные истории потрясли меня. Правда, сначала нашлось место для улыбки.

– Тамаз, а почему на премьере одна из собак хотела убежать с манежа?

– Это Маршал. Он всего боится, потому что только вводится в номер. Ведь принципы обучения у всех животных в цирке похожи. Сначала приучаем к толпе – просто водим по городу. Потом приучаем к громкой музыке. Но Маршал все равно еще пугается. Правда, даже испуг мы превращаем в репризу. Капризная собака! И зритель смеется, хлопает.

– Тамаз, а одна белая собака как-то нехорошо на меня смотрит. Не съест?

– Не должна. Это Санта, дальше барьера она не пойдет. Приучил.

– А сколько времени собаке нужно на обучение трюку? И с какого возраста вы их берете?

– Все собаки разные. А вот берем мы их приблизительно с четырехмесячного возраста.

– И сразу понятно, станет ли собака артистом?

– У меня только одна собака так и не стала артистом. Это грустная история. Собаки ведь как люди. Они становятся членами семьи, ты воспринимаешь их как детей, а потом как пожилую родню. Когда собаке семь лет, то в пересчете на человеческие годы ей 70! На репетициях таким собакам я не даю полную нагрузку и вообще отпускаю их раньше.

Но грустная история произошла со щенком. Вы, наверное, обратили внимание, что в фойе дети фотографируются с белой овчаркой. Не с той, что смотрит на вас. Кстати, уже время. Семен Семеныч!

(На арену выбежала белая овчарка. Она, виляя хвостом, стала бегать по кругу, не обращая внимания на своих «коллег». А Тамаз продолжил свой рассказ).

– Я взял его четырехмесячным щенком. Но он ничему не хотел учиться. Почти год ушел на то, чтобы он брал еду у меня из рук. Оказалось, что Семен Семеныч – аутист. Это сказали специалисты. Очень редкое заболевание для животных, свойственное, казалось бы, только человеку. И он, как ребенок-аутист, ничего вокруг не воспринимает. Конечно же, научить его чему-то просто невозможно. И что мне с ним было делать? Когда отдано столько сил, когда ты его уже воспринимаешь, как своего ребенка? Теперь он просто живет с нами. И фотографируется с ребятишками. Это его единственная обязанность. Хотя он точно как обязанность это не воспринимает. Я не знаю, о чем он думает. Но, скорее всего, о чем-то приятном, ведь от детей он получает только ласку и доброту.

Случилась еще одна грустная история, которая фактически доказала, что собаки – как люди. У меня была собака по имени Сакура. И все с ней было нормально: работала, радовалась жизни, радовала нас. Но однажды, заснув, она не проснулась: произошел разрыв аорты. А ведь за три года с нами Сакура стала полноценным членом семьи. Нужно ли говорить, что это был очень тяжелый удар для нас?!

– Тамаз, наблюдая за вами на репетиции, я понял, что вы крепкий профессионал. Однако я понимаю, что самое любопытное в вашей истории – это то, как вы им стали? Я не нашел о вас никакой информации. Вы в цирк попали случайно?

– Наверное, разочарую вас, но я «родился в опилках». И хотя продолжателем династии я считать себя не могу, потому что являюсь представителем всего лишь второго циркового поколения, я действительно провел все детство в цирке. Папа у меня акробат. Нугзар Микава – семикратный чемпион России. Он пришел в цирк из спорта. Как и все цирковые дети, я ездил с ним на гастроли. После восьмого класса поступил в цирковое училище, потом была армия, а потом я устроился в труппу как акробат-эквилибрист к Дмитриеву. Это известная цирковая династия.

– А потом, как это бывает обычно, получили травму?

– Нет, мне просто хотелось расти. Еще студентом я посмотрел видео с выступлением бельгийских эксцентриков. Мне понравился номер с собачкой. Казалось бы, очень простой, но очень веселый номер: дворник подметает манеж, а собачка ему мешает. Я решил сделать что-то подобное и взял керри-блю-терьера. Такой породы в цирке еще ни у кого не было. Я стал с ним репетировать, как самоучка. В 1992 году в Ленинграде выпустил свой номер «Фотограф и собака». Правда, сценарий писал профессионал – режиссер Сомин. А премьера состоялась тогда еще в Калинине. Десять лет я работал номер, постоянно что-то меняя: эксцентрика в сочетании с акробатикой – вообще-то сложный и отдельный жанр. А потом я встретил Марицу. И мы полюбили друг друга. Кстати, Джерри (керри-блю-терьер, с которым я работал) отхватил все-таки и свой кусок славы: он выходил на арену в номере Марицы, хватал стек и убегал за кулисы. Он прожил со мной до конца своих дней.

Тамаз прервал свой рассказ и улыбнулся.

– Вы отняли у меня главную интригу. Я думал, что вы не цирковой. И все-таки, наверное, сложно было принять  уникальный номер?

– Конечно. Это ведь совсем другие животные. Всё началось с Султана. И это тоже грустная история. Марица взяла себе в номер щенка и сказала: «Начинай его учить, а дальше посмотрим!» Через неделю я сдался. Пришел к Марице: «Его невозможно чему-то научить! Наверно, он тупой». «Просто бери его и показывай! Нужно, чтобы он прополз, можешь лечь сам и показать! Он обязательно повторит за тобой. А потом давай угощение. Закрепляй успех, пусть запоминает», – ответила Марица. Но Султан даже угощение брать отказывался. Только после всех занятий с ним, да и то редко. А вот бегал по манежу после репетиций вместе с остальными щенками он с удовольствием. Я обратил на это внимание. Только спустя полгода он начал осознано выполнять все команды, очевидно, поняв, что мы с ним друзья и ничего плохого с ним не произойдет. Было понятно, что он талантлив, но даже на то, чтобы обучить его ставить передние лапы на барьер, ушло три месяца. Возможно, это была борьба характеров.

И тут я пошел на хитрость. Плохо выполняет команды? Капризничает? После репетиции отвожу его в вольер и никаких игр: поступил, как поступают с капризным ребенком. Впрочем, вы уже наверное, знаете, что иначе и не получается: только любовь и доверие. И все сразу встало на свои места. Он стал по-настоящему серьезным артистом.  

Долгое время наша цирковая жизнь с ним проходила безмятежно: «ребенок» рос и не доставлял никаких хлопот. Пока однажды, вернувшись с гастролей из Японии, где стояла неимоверная жара и была очень высокая влажность, Султан не проявил настоящую агрессию. Произошло это прямо во время номера. Я отвел его в вольер, а он набросился на меня! Я чудом уцелел.

Оказалось, что у Султана приступ эпилепсии. Врачи сказали, что это врожденное заболевание и, видимо, жара и последующий перелет спровоцировали приступ.

И я стал Султана лечить, делать ему уколы, просиживал рядом с ним ночи напролет. И вроде бы болезнь удалось победить, но оказалось, что только на время. Через месяц приступ повторился. Султан уже стал членом семьи, так что другого варианта, кроме как лечить, я даже не рассматривал. И Султан все понимал. Он доверчиво прижимал ко мне свою огромную голову и терпел. И казалось, мы снова победили. Но болезнь все-таки вернулась. На этот раз через три месяца. Снова уколы и ночи напролет вместе. Так нам удалось довести количество приступов до раза в год. И Марица решила, что Султана нужно пристроить в хорошие руки. Все-таки он опасен, не столько для меня, сколько для других собак. Если покусает кого-то (хорошо, если не во время номера), то и на арену их уже не вывести. Он уже устроил нам «приключения» на гастролях в Германии. Правда, после этого прошло несколько лет. Султан был уже взрослый. В общем, решение найти ему новую семью далось нам нелегко.   

А ведь еще существует скрытая конкуренция между собаками, причем все время, просто зритель этого не видит. Поэтому номер и уникален. К этому моменту я уже сам выводил кавказцев в манеж и всё понимал. И все равно на душе была тяжесть. А Марица стала работать с верблюдами.

И ведь нашли такие хорошие руки! Обеспеченная супружеская пара под Брянском взяла его, даже несмотря на наше честное предупреждение о том, что приступ может повторяться. Я к нему обязательно заезжаю проведать, если получается.

***

Все это время белая собака, сидя на тумбе, продолжала кидать на меня «нехорошие» взгляды. Но я был, в общем-то, спокоен, потому что Тамаз был рядом и она была в его поле зрения. Но на какой-то момент Тамаз отвернулся и собака, спрыгнув с тумбочки, с рыком бросилась ко мне. Я сжался. Но собака, положив лапы на барьер, остановилась. И даже рычать перестала.

– Я же говорил, что дальше барьера Санта не пойдет, – сказал Тамаз и, подойдя к хулиганке, потрепал ее по загривку.

Вот такие они – кавказские овчарки Тамаза Микавы: несмотря на грозный вид, они очень добрые и послушные.  

Андрей ВАРТИКОВ, фото Сергея САМЦОВА и из архива Тамаза МИКАВЫ 

 
Статья прочитана 66 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Последние Твитты

Архивы

Контакты

Наименование – сетевое издание «газета-вся-тверь.рф»

Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ № ФС 77 — 73363 от 24.07.2018 г.

Учредитель – МАУ «ИИЦ «Вся Тверь»

Зарегистрирован Роскомнадзором

Читать нас

Связаться с нами

Телефон редакции: 8-906-555-3726 e-mail редакции: all-tver@yandex.ru