«Мы всё пережили»

Все дальше от нас по времени Великая Отечественная война, и все меньше в наших городах и поселках людей, которые воевали, приближали своим ратным трудом и трудом в тылу Великую Победу, кто восстанавливал после войны народное хозяйство. Но мы помним имена этих героев, а наша газета продолжает публиковать их бесценные воспоминания. Сегодня мы предоставляем слово Екатерине Ивановне Дьяченко, живущей ныне в Твери.

«Родилась я в 1925 году в Рамешковском районе в деревне Кобылино, и девичья моя фамилия была Мурзова. Что до названия деревни, где я родилась, то у нас когда-то до революции был помещик Кобылин, в честь него и была деревня названа. Она была большая, но мы ходили учиться в школу в село, которое называли Безбожник. Там я окончила семь классов.

Семья какая была? Мама и сестра моя старшая, отца я почти не помню. Он воевал в Первую мировую войну, пришел больной с войны. Я помню только, как он умирал. И вот мы жили: мама, сестра и я. В деревне у каждого были свои участки. Мы держали корову и овец. Потом, когда колхозы начались, у нас все забрали. Мы стали голодными. В самом деле так было: все отобрали, хорошо еще на участке мы картошку растили, мы на ней и жили. Неправильно коммунисты делали. В общем, прожили мы тяжелую жизнь.

Когда началась война, я сразу пошла учиться на сандружинницу в соседнюю деревню. Мы там учились, девчонки, пять человек: Максимова Мария, Головешкина Клавдия, еще Мария, фамилию я ее забыла… И все мы ушли на фронт. Я работала в госпитале в перевязочной в Черногубово, мы там перевязывали раненых бедных. Калинин был занят, а из госпиталя я ушла – мне хотелось на фронт.

В качестве справки

Из общего числа заявлений в стране с просьбой зачислить добровольцем на фронт половина поступила от женщин. Их на фронте сражалось, по некоторым данным, до миллиона, при этом 80 тысяч были офицерами. А в 1942 г. была проведена массовая мобилизация советских женщин на службу в действующую армию и тыловые соединения. На основании постановления Государственного Комитета Обороны, весной того года прошли массовые мобилизации женщин в войска ПВО, связи, внутренней охраны, на военно-автомобильных дорогах, в ВМФ и Военно-Воздушных силах. Кроме того, по линии Красного Креста получили специальность и пришли на службу в военно-медицинские учреждения Красной Армии до трети миллиона медицинских сестер, примерно столько же санитарок и более полумиллиона сандружинниц. А многие женщины служили в различных тыловых службах, хозяйственных, медицинских, штабных. Интересно мнение Всесоюзного старосты Михаила Калинина о женщинах, служивших в Красной Армии и ее тыловых частях: «женская молодежь, участвовавшая в войне… была выше средних мужчин… потому что была отобрана из многих миллионов. Мужчин не выбирали, закидывали невод и всех мобилизовывали, всех забирали…

***

…Пошла я в военкомат, а военкомат назначил меня на Первый Украинский фронт Конева в третью гвардейскую танковую армию Рыбалко. У меня была справка, что я сандружинница, но там как-то не разобрались и запихали меня в хлебопеки. Кормили мы бойцов. Но и раненных перевязывали, все делали, что нужно фронту. Сейчас не верится, сколько мы пережили, сколько фронтовых подруг погибло. Немецкая авиация нас бомбила, стреляла, не разбирая, в кого – в мужчин или в женщин. Фашисты не щадили никого, и за это не могу их простить. По молодости мы не понимали, не боялись ничего. Переезжаем, винтовку на плечо и вперед. Едем на машине, передислоцируемся, а нас бомбят в это время, стреляют. Многие гибли: парни, девушки. Многие наши тоже стреляли по самолетам в ответ из винтовок. Да, бомбили нас часто. Тяжело было, не дай Бог.

…Хлеб пекли из муки, которую привозили. Замесим и делаем буханки. Были походные печки, две формы и шестнадцать люлек. У нас мастера хорошие очень были. Особенно Коля Елькин, такой порядочный человек.  Не знаю, жив он или нет. Кажется, родом он был из Ярославля.

…Война для меня закончилась в Праге в 1945 году. Ничего, мы все пережили. А что делать? О, как мы обрадовались победе! Какой праздник устроили! У нас были командиры, как сейчас помню: один бежит и кричит «Война кончилась»! А мы даже не верим такому счастью. Стали обниматься, целоваться.

…После войны я приехала в родную деревню, а потом в Калинин. Здесь я жила на берегу Тверцы, улица Нахимсоновская, дом 54. Жили там в бараках, выращивали цветы, овощи: огурцы, картошку. Хорошо тогда жили, потому что молодые были. Замуж я вышла, когда мне лет двадцать было. Я работала на Химволокне, и муж там служил солдатом, что-то охранял. Вот мы с ним и познакомились, расписались. Родились у нас два сына, сыновья очень хорошие. Но муж рано умер, я сама детей доращивала и работала на Химволокне до пенсии.

Евгений НОВИКОВ

 
Статья прочитана 25 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Здесь вы можете написать комментарий к записи "«Мы всё пережили»"

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Внимание: все отзывы проходят модерацию.

Последние Твитты

Архивы

Контакты

Наименование – сетевое издание «газета-вся-тверь.рф»

Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ № ФС 77 — 73363 от 24.07.2018 г.

Учредитель – МАУ «ИИЦ «Вся Тверь»

Зарегистрирован Роскомнадзором

Читать нас

Связаться с нами

Телефон редакции: 8-906-555-3726 e-mail редакции: all-tver@yandex.ru