Фронтовые письма из героического прошлого

8 Р-1303-1-9С приближением Дня Победы ежегодно повышается интерес к документальным свидетельствам событий, которые происходили в годы Великой Отечественной войны. Основную часть хранящихся в Государственном архиве Тверской области документов 1941–1945 гг. составляют официальные документы об ущербе, причиненном народному хозяйству области в результате оккупации части территории немецко-фашистскими войсками, о фактах фашистских злодеяний на оккупированной территории, о восстановлении хозяйства в освобожденных районах, о самоотверженном труде жителей Калининской области на оборону.

Но есть и другая категория документов, которая на языке архивистов называется «документами личного происхождения» – это  фронтовые письма и воспоминания участников войны.

Наш корреспондент встретился с Галиной Баруткиной, заведующей отделом информации, которая позволила заглянуть в некоторые из них.

— Действительно, в нашем архиве хранятся подобные документы, – рассказывает Галина Викторовна. – В 2005 году к шестидесятилетию Победы на основе фронтовых писем и воспоминаний,  хранящихся в Тверском областном и муниципальных районных архивах,  был подготовлен и издан сборник «Нам выпало на долю…».   Такие документы в архив стали собирать, начиная с начала шестидесятых годов. Тематически они никак не классифицировались: это фронтовые письма, это довоенные воспоминания, это дневники. Нацеленность была на, условно говоря, личные архивы. Такие бумаги в учреждениях никогда не хранились. Там находились материалы, касающиеся государственной деятельности. Инициатива исходила не от нашего архива, а от целого движения архивистов вообще. В какой-то момент люди, фанатично увлеченные своей работой, вдруг осознали, что без таких личных документов из истории исчезает целый пласт жизни. Фронтовые письма стали важнейшими весточками из прошлого. Конечно, и воспоминания не были обойдены вниманием. Но большинство из них было написано тогда, когда их уже можно было писать без риска для собственной жизни, когда боязнь ареста уже не страшила людей, прошедших через оккупацию, плен или репрессии. И все-таки это тоже очень важно, потому что их писали люди, сумевшие выжить в эти тяжелые времена. Понятно, для того, чтобы писать воспоминания, нужны были как минимум кусок хлеба и крыша над головой, а даже этого не было достаточно долго.

Документы в архив поступали разными путями. Иногда это было целенаправленно. Работники знали, что в каком-то городе области живет семья фронтовика. Или же кто-то из знакомых семьи приносил документы в архив. Так произошло в случае с письмами Никитина.  В 1982 году знакомый вдовы Никитина принес нам сохранившиеся фронтовые письма отца и сына семейства. До войны он работал со старшим Никитиным в школе. Никитин-старший погиб в 1943, сын Никитина – в 1944 году. Вдова дожила до 1981 года.

К сожалению, таких документов в архиве очень мало. Если сравнивать их с тем количеством людей, которые ушли на фронт, то это капелька в океане.

Чем интересны эти письма? Это письма очевидцев. Но главное, – они ведь, взяв перо, не задумывались над тем, что когда-то эти письма будет кто-то читать, а значит, они были очень искренними. И только военная цензура следила за тем, чтобы эта искренность не была чрезмерной. Рука цензора зачеркивала географические названия, цифры, а то и целые абзацы, если они несли в себе какую-то важную информацию.

Небольшую часть фрагментов опубликованных 10 лет назад писем и воспоминаний мы предлагаем вниманию читателей. В этом номере публикуются  письма жителей Удомельского района – Петра Никитича Никитина и Николая Петровича Никитина к Дарье Степановне Никитиной, которая как сотни тысяч женщин в нашей стране, не дождалась с фронта ни сына, ни мужа. В 1982 году после ее смерти письма были переданы в областной архив.

Справка

Никитин Петр Никитич (1901–1943), учитель в сельских школах Спировского и Удомельского районов. Призван в РККА в марте 1942 г.

Никитин Николай Петрович (1924–1944), окончил Овсищенскую среднюю школу Вышневолоцкого района в июле 1942 года. В августе 1942 года призван в РККА.

Никитина Дарья Степановна (1901–1981), учительница начальных классов в сельских школах Спировского и Удомельского районов. Во время войны проживала по адресу: ст. Удомля, п/о Дягилево, Сменовская начальная школа.

15 ноября 1942 г.

Здравствуй, Даша! Шлю я тебе свой боевой привет и желаю в твоей жизни и работе успеха. Даша, я на этой неделе получил от тебя два письма и едва нашел [время] тебе написать ответ.

Даша, зачем ты мне послала посылку? Мне ничего не надо. Нам выдали все обмундирование, теплое и новое (брюки ватные, фуфайки, шапки с ушами, подшлемники, портянки, рукавички), и на днях будем получать сапоги теплые. Лучше надо было послать Коле. Вот так.

Я от Коли не получаю писем, только получил одно давно. Я ему послал штук десять или больше. На этой неделе послал в письме штук 10 открыток, когда ты описала, что у Коли нет бумаги.

Пока я жив и здоров. Погода была хорошая, морозная. Сегодня ночью началась вьюга снежная. Ну пока, Даша, до свидания, пиши. Как получу посылку, сразу опишу. Крепко целую, Петя.

8 IMG_4337

2 декабря 1942 г.

Привет из Москвы! Здравствуй, дорогая мама. Шлю я тебе свой красноармейский привет и массу наилучших пожеланий в твоей одиночной (так в тексте – ред.) жизни, а главное – здоровья.

Мама, я тебе пишу третье письмо, но от тебя еще не получил ни одного. Мама, как я писал, что я нахожусь в Москве в школе. Учусь на лейтенанта, срок обучения – 6 месяцев… Учиться трудно, особенно холодно: два часа строевой в одних гимнастерках. Ну, это все ладно. Мама, я тебе писал насчет посылки, что ты должна была приготовить. А теперь посылай по адресу: Москва-87, часть 93, Никитину Н.П. Посылай и деньги, все получают, адрес точный. Пошли съедобного и табачку побольше хорошего. Не мешает и денег на расходы. Ведь Москва, а не деревня. Купить пачку папирос есть где. С приветом, сын Коля.

9 декабря 1942 г.

Даша, получил одновременно от тебя два письма, конечно, был очень рад, и большое тебе спасибо. Одно писано 19 ноября и другое – 26 ноября. Очень был рад и доволен, что узнал о жизни пребывания (так в тексте – ред.) моего любимого сына Коли, и я очень рад и доволен, что он попал в школу учиться. Я ему послал писем много, но от него получил только одно. Вчера я ему послал письмо и бумаги по адресу в Москву… У нас снег, морозы, но нам тепло, потому что одели во все теплое. Нового пока нет ничего. Придется, как видно, зимовать в лесу.

Что у вас нового, пиши…

13 декабря 1942 г.

Мама, если не посылала посылку и денег, то посылай сразу. Денег задолжал много товарищам. Насчет приезда, то ко мне пустят, но как ты проедешь в Москву? Пропуска не дают. Завтра, т.е. 13 декабря, иду фотографироваться, пришлю карточку, сын Коля.

1 января 1943 г.

Даша, от Коли получил письмо и очень-очень был рад. Когда его читал, как будто с ним говорил. Вот сегодня пишу ему в Москву пятое письмо. Пошли ему денег, если нет, то что-нибудь продай.

11января 1943 г.

Мама, сообщаю тебе, что деньги и посылку я твои получил, большое тебе спасибо. И кушая посылку, я вспоминал, как я теплые эти колабушки (так в тексте – ред.) макал в сметану. Но и так я покушал аппетитно. И письмо, которое было в посылке, получил… В наше училище уже много приехало с 25-го года (призывники 1925 года рождения – ред.).

11 февраля 1943 г.

Сегодня получил письмо от Коли и очень я был рад, что в его учебе дело неплохо. Вот, написав ему ответ, пишу тебе; я думаю, что на днях я должен и от тебя получить. Даша, наверное, Коля стесняется попросить у тебя денег, я думаю, что они ему нужны. Ты его спроси в письме. Даша, если у тебя денег нет, то продай велосипед или мой костюм и Коле посылай денег, ему ведь в Москве нужно. Если будем живы, то опять все наживем.

Даша, пока я жив и здоров, работаю на старой работе и должности. Нового нет ничего, у вас в деревне больше?.. Привет ученикам. Что же они мне ни одного письма не пишут о своей учебе? Очень я на них обижаюсь. Есть со мной учителя, которые получают письма и посылки от своих учеников…

13 февраля 1943 г.

Мама, сообщаю с радостью, что я встретился здесь в училище с друзьями (близкими) по школе с 25-го года, а именно: Суханов Леня с Овсища, ты его хорошо знаешь, Кузьмин Юрка с Борискова и Захаров. Их пригнали в наше училище заниматься, но им еще не было комиссии. Но я думаю, они останутся здесь. Ты бы знала, мама, как я был рад, когда я с ними повстречался. Многое узнал про родную сторонку, теперь я буду с ними встречаться часто, и будет мне веселей.

24 февраля 1943 г.

Пока я жив и здоров. Живу по-старому. Получил от Коли письмо и маленькую фотографию. Сегодня получили посылки с Урала: деревенские лепешки, пирожки, сухари, колбасу и др. О нас заботится вся страна. Праздник встретили хорошо…

8 IMG_4336

9 марта 1943 г.

Здравствуй, милая мама, шлю я тебе свой пока еще курсантский привет и массу наилучших пожеланий… Мама, письма я от вас получаю регулярно. Только ты пишешь, что послала мне платочек и два воротничка, то этого я ничего не получал. Воротнички мне нужны, очень много, но можно купить в магазинах.

Живу пока в училище на старом месте, только в другой роте. Я об этом писал. Висим на волоске, т.к. нашу роту хотели отправить на фронт, но оставили до особого распоряжения, потому что некому в наряд по училищу – 25-й год еще присягу не принял, но, наверно, скоро отчислят. Как поеду, опишу…

30 марта 1943 г.

Здравствуй, милая мама, шлю я тебе свой (последний раз) курсантский привет и массу наилучших пожеланий в твоей одиночной жизни, а главное – здоровья.

Мама, сообщаю тебе, что письма я от тебя получил все и деньги, 500 руб., тоже получил. Мама, сообщаю тебе, что письма и деньги мне ничего не посылай – уезжаю на фронт. Едем 2/IV-43, в 9 часов отправляемся из училища; на какой фронт едем – не знаем. Как узнаем, так напишу, сильно не беспокойся: живы будем – не помрем, разгромим врага – встретимся. Писать я тебе буду по возможности…

ИЗВЕЩЕНИЕ УДОМЕЛЬСКОГО РВК

Ваш муж Никитин Петр Никитич, уроженец Калининской области Козловского района  умер в госпитале 01.04.43 от осколочного ранения шеи с повреждением глотки и гортани. Похоронен в гор. Тихвине Ленинградской области на восточной площадке городского кладбища.

26 мая 1943 г.

Мама, письма я от тебя получил, два сразу. Читал письмо, которое писано 14/V, а сердце кипело, и даже слеза пробила, но я не понял, не то от радости, не то от горя; но когда прочитал второе письмо, то мне стало ясно. Ну, мама, делать нечего – был и нету, нам его больше не видеть, только на карточках и вспоминать его. Мама, я очень был расстроен, но раздумаюсь, успокоюсь и теперь думаю про тебя, очень тоже расстраиваюсь. Мамочка, прошу тебя, только не расстраивайся, не плачь, прочитай и запомни эти слова мои. Я знаю, что тебе, так же как и мне, очень жаль папу, но ведь не вернуть его. Живи спокойней, не мы с тобой первые и не мы последние… Ко мне не собирайся сюда ехать и ничего не посылай… Пока я не умер, пиши письма чаще.

9 августа 1943 г.

Мама, письма я твои получил и сразу пишу ответ… Отвечаю на твой вопрос: страховку за папу ты не получишь, потому что, кто убит в боях, в драках, то страховку не выплачивают.

Жизнь моя течет по-старому, только спим под звуками нашей артиллерии и под песнями нашей «катюши», которая бьет фрицев без перебоев, и под разрывами бомб, но я жив и здоров. Пока, чувствую себя хорошо, вспоминаю тебя и папу, и все мое родное.

11 сентября 1943 г.

Мама, из госпиталя меня выписали. Я нахожусь в выздоравливающем батальоне. Пальцы работают. Скоро опять попаду, где я был, но когда – точно не знаю. Мама, получил я от тебя одно письмо, очень-очень был рад. Мама, поверь, как я сейчас скучаю, потому что знакомых никого нету.

3 октября 1943 г.

Привет с фронта. …Мама, сообщаю тебе, что я нахожусь на фронте уже с 22/IX, участвовал в боях за*… и по …*(вымарано цензурой – ред.) проходили почти первыми. А сейчас бьемся за Белоруссию. Пока жив и здоров, в дальнейшем не знаю, что будет. Работаю в должности*… Работать трудно под огнем противника. Не писал тебе – не знал  адреса, да и время не было. И сейчас посылаю без адреса.

Мама, не скучай сильно, как-нибудь. Крепко целую, Коля.

27 ноября 1944 г.

Пишу о себе. Нахожусь все время на передовой, наступаем, гоним врага. Из резерва я пошел в батальон на работу 31 /Х-43 и так я работаю на должности комсорга батальона. Должность эта офицерская, т.е. среднего командира, зарплата с полевыми 750 руб. Ночуем в землянках, погода все время пасмурная, а то и дождик. Здоровье пока хорошее, только с одним плохо, что долго не были в бане и белье не меняем*… приходится терпеть и переносить.

Мама, я тебе послал деньги – 1 200 руб. Это моя зарплата за два месяца, себе оставил 140 руб. на уплату членских взносов да так кое-куда… И в следующие месяцы буду тебе посылать или же пришлю аттестат, мне здесь их некуда девать, а ты что-нибудь купишь. Что, я указывать не буду, конечно, не для меня, для меня ничего не надо. Да, в общем, сама хозяйка.

Очень хочется повидаться с тобой, хотя один часок. Я очень соскучил, потому что все время в земле да в земле, по передовой вольно не пройдешь. Ну что ж поделаешь…

20 февраля 1944 г.

Мама, пишу письмо, не дожидаясь ответа на предыдущее. О себе: курсы мои окончились, мне присвоили звание старшины, товарищей разогнали по полкам, а меня оставили до особого: или здесь оставят, или в полк отошлют…

12 марта 1944 г.

Мама, пишу краткую открытку о себе и сообщаю мой новый адрес, по которому пиши письма. Адрес: полевая почта 30617. Н.Н.П. Это потому, что меня с части отправили опять учиться на курсы офицеров. Срока обучения мне осталось три месяца, т.к. я на месяц опоздал…

16 апреля 1944 г.

Учеба мне поддается хорошо, считаюсь отличником по курсам и на Первый май (так в тексте – ред.) получил именную фотокарточку с благодарностью перед курсами. Форма карточки такая же, как я тебе послал одну большую, только внизу подписано «отличнику учебы», а на обратной стороне благодарность написана. Но заботы много у меня, потому что нужно командовать взводом и за каждого курсанта отвечать, нервы сильно расшатал.

Да, мама, я теперь буду знать, что мама моя будет поправляться, т.к. корову привела, погода – лето, и потихоньку обрабатывать огород. Мне сейчас помощь нужна только в деньгах, если у тебя есть, то пришли, а если нет, то не надо. Все.

ПИСЬМО МАТЕРИ

Здравствуй, Коля! Письмо твое получила, которое писано 11.07.44 и сердечно благодарю. Коля, пишу краткое письмо, если жив и здоров, то дай быстрый ответ. Я посылала тебе письмо, и мне пришло обратно – я сильно беспокоюсь.

Живу пока на квартире… Здоровье ничего. Сама немного накосила. А в следующем письме опишу подробно, если получу от тебя письмо. Пиши быстрей. С нетерпением жду. Мать.

Дарья Степановна написала это письмо 1 августа, в часть оно прибыло 13 августа. На обороте листа надпись: «Адресат выбыл».

Это единственное письмо матери, которое сохранилось, потому что так и не дошло до адресата и вернулось домой. Сын, возможно уже тогда, когда мать писала письмо, погиб.

ИЗВЕЩЕНИЕ УДОМЕЛЬСКОГО РВК

Ваш сын младший лейтенант Никитин Николай Петрович в бою за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявил геройство и мужество, погиб 5 августа 1944 года. Похоронен с отданием воинских почестей на кладбище Белостокской области, Поречского района, Приваловского сельсовета, д. Шандубра, могила №2 слева.

Настоящее извещение является документом для возбуждения ходатайства о пенсии.

Материал подготовлен зав. отделом информации Государственного архива

Тверской области Г.В. Баруткиной.

Андрей ВАРТИКОВ

 

 
Статья прочитана 365 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Телефон: (4822) 41-56-53