«Хорошо забытое старое» вновь требуется медицине

17-распределение врачейЕсли верить материалам Доклада о соблюдении прав и свобод человека и гражданина на территории Тверской области в 2014 году, то в Твери количество удовлетворенных медицинскими услугами граждан составляет всего 15% против 45% в 2013 году. Скорее всего, это обусловлено тем, что понятие «медицинские услуги», которое использовал в своем докладе тверской омбудсмен Владимир Бабичев, имеет узкий смысл. Но все равно приведенные цифры заставляют задуматься о том, что происходит в этой социально важной отрасли, и попробовать разобраться, что там к чему…

Результаты целевых опросов граждан, касающихся улучшения работы поликлиник, выявили следующую тенденцию. Оказывается, подавляющее большинство пациентов считает не очень удобным посещение врача. Их больше волнуют вопросы получения справок и дистанционных консультаций. Абсолютно не волнует людей качество лечения в поликлинике. Не знаю, кого как, а автора этих строк, полученные результаты опросов поражают. Исследования проводились на федеральном уровне, но к Твери применимы в полной мере. Причина такого положения дел в двух главных проблемах отечественного и тверского здравоохранения – кадрах и качестве медицинского образования. Проблемы кадрового дефицита в здравоохранении и совершенствование вузовского и послевузовского образования, кстати, стали одной из основных тем повестки дня внеочередного съезда Национальной медицинской палаты (НМП), прошедшего 22–23 мая с.г.

Одним из способов решения кадровой проблемы в первичном звене здравоохранения, прежде всего, сельского, 86,3% участников съезда НМП поддерживают  распределение в практическое здравоохранение выпускников вузов, обучающихся за государственный счет. Об этом, кстати, руководитель НМП Леонид Рошаль говорил с президентом России Владимиром Путиным. Свое мнение на сей счет высказал и известный тверской врач и общественный деятель – академик РАН, проректор Тверского государственного медицинского университета Борис Николаевич Давыдов:

– Ректором КГМИ я стал в конце 1986 года. А до этого я был и замдекана, и деканом, и проректором. И на всех своих прежних должностях имел отношение к процессу распределения выпускников. Дело это, надо сказать, очень непростое: тут никак нельзя было действовать, как топором по «живому» – разъединять семьи, рушить судьбу молодого человека, принудительно отправляя его работать, куда «Макар телят не гонял». Госраспределение – штука, конечно, жесткая, но необходимая: государство требовало, чтобы люди, живущие даже в самых отдаленных уголках страны, не оставались без медицинской помощи. Что-то нам удавалось, а что-то нет. Но, судя по отсутствию жалоб, все же чаще получалось по-человечески.

Поэтому я небезосновательно считаю себя сторонником не то чтобы «распределения», а скорее «обязательного трудоустройства» молодежи.

 И в том я не вижу какого-то антиконституционного ущемления прав человека и гражданина. Это ведь совершенно нормальная ситуация, когда гражданин, получив образование за счет государства, какой-то определенный срок  отрабатывает в государственных/муниципальных медучреждениях затраченные на его обучение средства. Как это, например, происходит при обучении той или иной профессии за счет частной компании (что никому даже в голову не приходит как-то осуждать). Разумеется, данный случай не касается, если молодой человек обучается за свой счет – его обучение оплачивают родители или он берет целевой банковский кредит. Тут, разумеется, он вправе выбирать свой дальнейший путь самостоятельно.

Будучи ректором КГМИ, мне вплотную приходилось работать с руководством тогдашнего Калининского облздрава и, по сути, совместно с этим органом управления отвечать за кадровую политику. Беда с ней настала в 1991 году, когда «распределение» было отменено. Первым делом пострадало от нехватки медицинских кадров село.

И вот уже пришло время, когда от кадрового дефицита стали страдать люди. Нет, конечно, какие-то меры мы все же предпринимали, но увы…

Например, в 90-х годах мы широко использовали так называемый «целевой» прием студентов, когда они, будучи абитуриентами, направлялись к нам на учебу по направлению муниципалитетов, заключая с ними договора. Таких было от 50 до 70% обучающихся. Но такой способ, увы, не подкреплялся соответствующими обязательствами обеих сторон: муниципалитеты социально не обеспечивали выпускников (жильем, например, или гарантированным трудоустройством по избранной специальности), а те, в свою очередь, не считали, порой, нужным терпеть бытовые лишения. Положение немного улучшилось, когда пошла практика заключения трехсторонних договоров между муниципалитетами, лечебным учреждением и самим абитуриентов. В особенности, когда это подкреплялось еще и материальными стимулами.

Однако и это сильно не помогло. Поэтому снова возникла мысль о возобновлении прежней практики направления выпускников на работу в отдаленные уголки нашей страны. Причина – там сейчас наблюдается самая настоящая «кадровая катастрофа» – люди, по сути, не имеют возможности получить на месте самую необходимую медицинскую помощь. Только вот не следует больше пугать выпускников вузов словом «распределение». Его нужно заменить чем-то более подходящим к нынешним условиям. Чтобы такая «отработка понесенных государством затрат на обучение» не была моральной обузой, властям на уровне государства, регионов и муниципалитетов сделать все для этого возможное. Причем не только, например, обеспечивать молодых врачей жильем, но и создать такие условия работы, чтобы она была интересной и перспективной…

Корни проблем первичного звена медицинской помощи лежат, в том числе, в отношении общества к врачам из поликлиник. Пациенты уверены, что здоровье можно вернуть в любой момент, даже если они обращаются к врачу, когда болезнь запущена. При этом общество возлагает всю ответственность за здоровье граждан на врачей. А при разборе жалоб пациентов никто не анализирует соблюдение пациентами врачебных рекомендаций. Участковый врач рассматривается как обслуживающий персонал.

Я сам, после окончания КГМИ, хотя и был отличником (ленинским стипендиатом) и имел право выбора, поехал по распределению в Ленинградскую область. Работал в больнице торфопредприятия «Назия». И хотя я по специальности был стоматологом, приходилось работать и хирургом. Причина – было туго с кадрами, но лечить ведь людей все равно надо. Дорос там до заведующего хирургическим отделением. Это был бесценный профессиональный и жизненный опыт, который затем очень пригодился мне буквально на всех ступенях моей карьерной лестницы.

В середине 90-­х, когда министром здравоохранения России стал Юрий Шевченко, он, собрав нас, ректоров медицинских вузов, поднял вопрос о возобновлении «распределения». Но так, говорил он, чтобы люди не страдали от «принудиловки». К сожалению, и он, хорошо понимая возникшую проблему, ничего не смог тогда сделать: уж больно много тогда пришлось бы поднимать вопросов, связанных с направлением молодых врачей туда, откуда люди и так бегут из­за неустроенности жизни.

Когда Минздрав РФ возглавил Зурабов, разговоры про «распределение» снова затихли. Дескать, говорил он, кадровый дефицит – это ваши выдумки. Количество врачей на душу населения у нас превышает все разумные пределы, оно больше, чем у кого бы то ни было в мире. Ну, не понимал г­н Зурабов, что у нас, в отличие от зарубежья, врачами считают всех, включая начальников­администраторов, а тех, кто непосредственно лечит людей у нас намного меньше, чем требуется. Но, увы, такая точка зрения возобладала, а положение дел с кадрами становилось все хуже и хуже.

 Продолжение следует…

 

Виктор БОГДАНОВ

 

 
Статья прочитана 760 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Контакты

Наименование – сетевое издание «газета-вся-тверь.рф»

Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ № ФС 77 — 73363 от 24.07.2018 г.

Учредитель – МКУ «ИИЦ «Вся Тверь»

Связаться с нами

Телефон: (4822) 41-56-53