По следам отважного путешественника

 

8 (3)

Георгий Седов —  крайний слева

Кризис, кризис… Едва ли не каждый новостной выпуск начинается с депрессивных известий. И в этих новостях практически теряются те, которые могли бы по-настоящему поднять дух россиян. Говорят, это реалии современного телевидения – начинать новости с негатива.

Между тем, не так давно на Родину вернулась команда дрейфующей станции «Северный полюс – 2015». Со льдины, на которой она размещалась, сняли 17 человек личного состава, двух собак и оборудование. Научный вклад экспедиции еще предстоит оценить.

И это не единственный подвиг граждан нашего Отечества, которому, что там говорить, никогда не давали жить спокойно. Да и самим гражданам никогда не было легко.

Август для России ознаменован научными открытиями, причем две экспедиции связаны с именем нашего замечательного земляка – Георгия Седова.

1912 год. Георгий Седов рвется на Северный полюс!

В 1912 году у Седова родился замысел экспедиции к Северному полюсу. К этому времени о покорении Северного полюса уже заявили американцы Фредерик Кук (1908 год) и Роберт Пири (1909 год).

Принципиальным условием экспедиции Седов почему-то считал необходимость опередить на полюсе Амундсена, хотя неудачно завершившаяся попытка последнего достичь Северного полюса была предпринята лишь в 1918 году в экспедиции на судне «Мод».

9 марта 1912 года Седов направил в Главное Гидрографическое управление следующий текст:

«Горячие порывы у русских людей к открытию Северного полюса проявлялись ещё во времена Ломоносова и не угасли до сих пор. Амундсен желает во что бы то ни стало оставить честь открытия Северного полюса за Норвегией. Он хочет идти в 1913 году, а мы пойдём в этом году и докажем всему миру, что и русские способны на этот подвиг…»

Казалось бы, Провидение сделало все, чтобы предупредить старшего лейтенанта Седова. Авторитетная комиссия Гидрографического управления, наученная горьким опытом предыдущих экспедиций, отказала ему в финансировании. Архангельские купцы, воспользовавшись всеобщей спешкой и суетой, подсунули просроченные консервы и свору дворняг вместо породистых сибирских лаек. С таким трудом раздобытая радиостанция в последний момент оказалась без радиста – Морское министерство не выписало ему разрешение на отпуск. Однако Георгий Седов, отважный морской офицер, уже зарекомендовавший себя как исследователь Колымы, не думал отступать. С помощью издателя Суворина он поднял на помощь экспедиции все просвещенное общество, собрал недостающие средства, кое-какую команду.

27 августа  1912 года «Святой великомученик Фока» вышел из Архангельска, имея запас угля на 23—25 дней хода.

После выхода из Архангельска Г. Я. Седов переименовал «Святого великомученика Фоку» в «Михаила Суворина».

Врач П.Г. Кушаков уже в ходе экспедиции так обрисовал ситуацию с припасами в своем дневнике:

«Искали все время фонарей, ламп — но ничего этого не нашли. Не нашли также ни одного чайника, ни одной походной кастрюли. Седов говорит, что все это было заказано, но, по всей вероятности, не выслано… Солонина оказывается гнилой, ее нельзя совершенно есть. Когда ее варишь, то в каютах стоит такой трупный запах, что мы должны все убегать. Треска оказалась тоже гнилой».

Через несколько дней после отплытия, шхуна Седова, казалось бы, единственное надежное устройство во всей экспедиции, попала в сильнейший шторм и едва избежала затопления. Седов был вынужден спешно причалить в Крестовой губе Новой Земли, но, приведя, насколько это возможно, судно в порядок, оставив на берегу письма и официальные донесения, он направил киль «Св. мученика Фоки» в сторону Земли Франца-Иосифа. Это было 12 сентября, на рассвете, а уже через день вахтенный обнаружил прямо по курсу плавающий лед.

«Св. мученику Фоке», уже сполна оправдавшему свое название, стоило больших трудов высвободиться из ледового плена и вернуться обратно на Новую Землю. Перед экипажем встала неважная перспектива – оставаться здесь на зимовку. Дело в том, что по изначальному плану Седова, «Св. Фока» должен был отвезти участников экспедиции на Землю Франца-Иосифа,  выгрузить дом, взятый с собой в разобранном виде, и запасы экспедиции, а затем вернуться в Архангельск. У команды корабля не было ни теплой одежды, ни продовольствия. Механик «Св. Фоки» Иван Андреевич Зандер вышел в плавание в одном пиджаке. В этом пиджаке его и похоронили два года спустя на Земле Франца-Иосифа.

8~1

В июне 1913 года у участников экспедиции еще была возможность спастись. Капитан «Св. Фоки», помощник механика и три матроса покинули корабль, на шлюпке благополучно достигли Маточкина Шара, а затем пересели на пароход до Архангельска. На «Большую Землю» они привезли донесение Седова о ходе экспедиции и настоятельную его просьбу послать на Землю Франца-Иосифа уголь и запасы.

Так и не дождавшись помощи, уже смертельно больной Георгий Седов с двумя матросами вышел  на собаках к Северному полюсу. Его могилу на острове Рудольфа обнаружили, спустя годы.

Экспедиция считается провалившейся. Но, несмотря на это, она все-таки внесла значительный вклад в науку: Седов составил две карты Новой Земли. По своему качеству они стояли несравненно выше всех предыдущих и сильно изменили представление об очертаниях исследованных берегов.

Незадолго до этого началась мировая война, и возвращение экспедиции почти не привлекло внимания общественности. Только морской министр Григорович, недовольный тем, что Седов самовольно продлил себе отпуск, в одной из правительственных газет заявил: «Жаль, что не вернулся Седов, я бы отдал его под суд».

Уже в советское время экспедиция на ледоколе «Георгий Седов» в 1930 году занялась поисками могилы путешественника на мысе Бророк, но не могла обнаружить ее. Опять неудача? Только на первый взгляд. Это была первая экспедиция советских полярников!

8 (2)

Экспедиция впервые исследовала северную часть Карского моря, были открыты острова Визе, Исаченко, Воронина, Шмидта, архипелаг Седова (к западу от Северной Земли). На острове Домашний полярники построили новую полярную станцию. В течение двух лет четверо зимовщиков во главе с Г. Ушаковым вели там исследования Северной Земли.

И все-таки могилу Седова нашли! В 1938 году зимовщики полярной станции на острове Рудольфа нашли на мысе Аук, километрах в семи от Теплиц-Бай, несколько предметов, несомненно, из могилы Г.Я. Седова. Были найдены: флагшток и истлевший флаг, который Седов собирался водрузить на полюсе.

На флагштоке надпись латинскими буквами: «Экспедиция старшего лейтенанта Седова».

Тут же оказались обрывки брезента, меха и маленький топорик. Ни кирки, ни саней, ни останков найти не удалось. Все найденные на о. Рудольфа предметы хранятся в музее Арктики в С.-Петербурге.

Авторитетная комиссия Гидрографического управления, наученная горьким опытом предыдущих экспедиций, отказала Седову в финансировании. Архангельские купцы, воспользовавшись всеобщей спешкой и суетой, подсунули просроченные консервы и свору дворняг вместо породистых сибирских лаек. С таким трудом раздобытая радиостанция в последний момент оказалась без радиста – Морское министерство не выписало ему разрешение на отпуск.

Смертельно больной Георгий Седов с двумя матросами вышел  на собаках к Северному полюсу. Его могилу на острове Рудольфа обнаружили, спустя годы.

Андрей ВАРТИКОВ

 
Статья прочитана 151 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Телефон: (4822) 41-56-53